Битва королей

Wer liest dieses Buch gerade? 1
Константин Тетешев
Wer möchte dieses Buch lesen? 98
Яна Кожевникова
Татьяна Виноградова
Тарас Романик
Сергей Свистунов
Светлана Комиссарова
Светлана Андрякова
Сашенька Золотухина
Руслана Сахненко
Полина Калинина
Ольга Ремизова
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 570
Янина Коптелова
Юрій Спесівцев
Юлия Сердюк
Юлия Никифорова
Юлия Малахова
Юлия Лунёва
Юлия Водчиц
Юлия Васильева
Юлия Абакумова
Эльвира Жукова
Beschreibung

Джордж Мартин - "живой классик" мировой фантастики, талантливейший из современных мастеров фэнтези, чьи произведения удостоены самых высоких наград жанра. Его шедевром по праву считается эпопея "Песнь льда и огня" - величайшая фэнтези-сага со времен Толкина!

Rezensionen ( 5 )
5 Rezensionen Um ein Rezension zu hinterlassen, müssen Sie sich .
Every Friday we give gifts for the best reviews.
The winner is announced on the pages of ReadRate in social networks.
Vitaly Merkulov
11. Dezember 2012

Тестирую новый социальный сервис #ReadRate от PocketBook. Это бомба!

#
Антон Сельцовский

Достойное продолжение великолепной саги Джорджа Мартина. Стремительно разворачивающиеся события, неожиданные повороты сюжета, горечь утраты и радость побед - все это можно найти на страницах данной книги. История набирает новые обороты, и вот уже где-то вдалеке слышно хлопанье крыльев драконов, холодное дыхание Белых ходоков и тяжелые шаги великанов. Что же нас ждёт дальше?

#
Михаил Черкасов

Опасность нависла над Джоффри Баратеоном!

#
Аян Валиулин

Я не читал книгу,но сериал сняли хорошую.но сюжеты не совпадают

#
Алексей Скуднов
16. Dezember 2016

интерестно и увлекательно, советую прочитать.

#
Zitate (65)
65 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .

ахаха не плохо

его старший сын примкнул сначала к Ренли, потом к Станнису. Бейлон же, младший, служил в Королевской Гавани. Тирион подозревал, что, будь у лорда третий сын, он отправился бы к Роббу Старку.
15. September 2013

Плачущая Серсея... :D

Тирион удивился бы меньше, если бы сюда влетел сам Эйегон Завоеватель верхом на драконе, жонглируя лимонными пирогами.
Мейстер Крессен не верил в дурные предзнаменования. И все же… За всю свою долгую жизнь он не видел кометы столь яркой и такого жуткого цвета — цвета крови, пламени и заката.
«В том, что ты боишься, нет позора, — говорил мне отец, — главное, как мы встречаем свой страх».
Джона септа манила не больше, чем бордель, — его боги живут в диких местах, где чардрева простирают свои белые, как кость, ветви. «У Семерых за Стеной нет власти, — подумал он, — зато мои боги будут ждать меня».
Некоторые люди — как мечи, они созданы для боя. Повесь их на стенку — и они заржавеют.
— А его братья? — спросил Джон.
Оружейник поразмыслил немного:
— Роберт — это чистая сталь. Станнис — чугун, черный и прочный, но хрупкий. Он ломается, но не гнется. А Ренли — это медь. Она блестит и приятна для глаз, но в конечном счете немногого стоит.
— Лорд — одно дело, король — другое. — Он достал из кармана горсть зерна и дал ворону. — Твоего брата Робба оденут в шелк, бархат и атлас ста разных цветов, ты же будешь жить и умрешь в черной кольчуге. Он женится на прекрасной принцессе, и она родит ему сыновей — у тебя жены не будет, и ты никогда не возьмешь в руки родное дитя. Робб будет править, ты — служить, и люди будут звать тебя вороной, а его — ваше величество. Певцы будут славить каждый его чих, твои же подвиги останутся невоспетыми. Скажи мне, что все это тебя не волнует, Джон, и я скажу, что ты лжешь, — и не погрешу против истины.
Серсея залилась слезами.
Тирион удивился бы меньше, если бы сюда влетел сам Эйегон Завоеватель верхом на драконе, жонглируя лимонными пирогами. Он не видел сестру плачущей со времен их детства в Бобровом Утесе.
Сердце Кейтилин наполнилось жалостью. Есть ли в мире создание более несчастное, чем некрасивая женщина?
— Мир полон людей, которые нуждаются в помощи, Джон. Лучше всего, если они наберутся мужества и помогут себе сами.
...только трусы убивают побежденных.
- Храбрые оставляют человека в живых и дают ему случай смыть свой позор, отобрав свое ухо обратно...
Одним перед боем требуются шлюхи, другим - боги, и неизвестно, кому из них потом будет лучше.
Дайте мне по человеку на каждый нарушенный обет, который я видел, и у Стены никогда не будет недостатка в защитниках.
У меня, Кет, на войне первое правило такое: никогда не делай того, чего желает твой враг.
- Истинно так... но если нами правят люди с мечами, почему мы тогда притворяемся, будто власть принадлежит королям?
Власть помещается там, где человек верит, что она помещается. Ни больше ни меньше.
- Призраки водятся везде. Мы носим их с собой, куда бы ни отправились.

"Начальство не опаздывает, начальство задерживается" только гораздо круче:)

- Принцы не опаздывают, - приветливо ответил тот. - Это другие приходят раньше, чем нужно, вот и все.
- Если лягушку раскрасить полосками, тигром она от этого не станет.
В песнях все рыцари благородны, все девы прекрасны и солнце никогда не заходит.
- Драконы смертны. - Она приподнялась на цыпочки и поцеловала его в небритую щёку. - Но смертны и те, кто их убивает.
Чересчур честные, чтобы жить, чересчур благородные, чтобы врать.
- У королей нет друзей, - заявил Станнис, - есть только подданные и враги.
- Колдовство - это соус, которым дураки поливают свое поражение, чтобы скрыть вкус собственной оплошности, - ...
- Мне кажется... кажется что легче одному человеку найти двести, чем двумстам одного.
Обжоры, как правило, люди жадные, а магистры известны своей неверностью.
Меч - это меч, шлем - это шлем, и если ты сунешься в огонь, то обожжешься, кому бы ты ни служил.
"За это рыцарство они будут убивать почем зря, но не надейся, что они умрут за него"
"Милосердие, - подумал Теон, когда Лювин отстал. - Проклятая ловушка. Переберешь через край скажут, что ты слаб, недоберешь - ославят чудовищем"
Боги, если они существуют, создали овец, чтобы волки ели баранину, и слабых, чтобы сильные ими помыкали.
Этим миром правят сильные руки и острая сталь - не верь тому, кто скажет тебе другое.
Запрети ей что-нибудь, и ей этого захочется больше всего на свете.
По словам Тириона, люди всегда требуют правды, но она редко приходится им по вкусу.
Твой народ останется тебе верным только в одном случае, если будет боятся тебя больше чем врага.
- Я запомню это, сказала Санса, хотя ей всегда говорили, что любовь обеспечивает верность народа надежнее, чем страх.
— Возможно, это пахнет верблюдами, — улыбнулась Дени. — Запах самих квартийцев мне кажется весьма приятным.
— Сладкие ароматы порой прикрывают смрад.
«Мой медведь, — подумала Дени. — Пусть я его королева — для него я навсегда останусь маленьким медвежонком, и он всегда будет беречь меня». Это вселяло в нее чувство безопасности, но и печалило тоже. Она жалела, что не может любить его иной любовью.
— У тебя их три. Ворона дала тебе третий глаз, но ты не хочешь его открывать. — Жойен говорил мягко и медленно. — Двумя глазами ты видишь мое лицо — тремя ты заглянул бы мне в сердце. Двумя глазами ты видишь вот этот дуб — тремя ты увидел бы желудь, из которого он вырос, и пень, который когда-нибудь от него останется. Двумя глазами ты видишь не дальше своих стен — тремя ты увидел бы южные земли вплоть до Летнего моря и северные, что лежат за Стеной.
Мы смотрим на горы и называем их вечными, и они действительно кажутся такими… но с течением времен горы вздымаются и падают, реки меняют русло, звезды слетают с небес, и большие города погружаются в море. Мне думается, даже боги умирают. Все меняется…
— Они сказали «нет». — Вино имело вкус гранатов и жарких летних дней. — С величайшей учтивостью, конечно, но под всеми красивыми словами это все-таки «нет».

— Ты льстила им?

— Самым бессовестным образом.
Хороший поступок не может смыть дурного, как и дурной не может замарать хороший. И за тот, и за другой положена своя награда.
— Поклянись в этом. Поклянись богами.

— Клянусь всеми богами моря и воздуха и даже им, владыкой огня. — Он вложил руку в рот, вырезанный на чардреве. — Клянусь семерыми новыми богами и старыми, которым несть числа.
— Спроси еще, на что нужны жизнь и смерть. Если придет день, когда ты захочешь найти меня, дай эту монетку любому браавосцу и скажи ему такие слова: «Валар моргулис».
— Эйегон, — сказал он женщине, лежавшей с новорожденным на большой деревянной кровати. — Лучше имени для короля не найти.

— Ты сложишь для него песню? — спросила женщина.

— У него уже есть песня. Он тот принц, что был обещан, и его гимн — песнь льда и огня. — Сказав это, мужчина поднял голову, встретился глазами с Дени и как будто узнал ее. — Должен быть еще один, — сказал он, но Дени не поняла, к кому он обращается — к ней или к женщине на постели. — У дракона три головы. — Он взял с подоконника арфу и провел пальцами по ее серебряным струнам.
— Поднимаются холодные ветра. Мормонт опасался не зря. И Бенджен Старк это тоже чувствовал. Мертвые встают, и у деревьев снова открываются глаза. Стоит ли бояться такой малости, как оборотни и великаны?
— Как вы можете считать себя рыцарем, нарушив все данные вами обеты?
Джейме снова потянулся за штофом.
— Их так много, этих обетов… язык устанет клясться. Защищать короля. Повиноваться королю. Хранить его тайны. Исполнять его приказания. Отдать за него жизнь. Повиноваться своему отцу, помимо этого. Любить свою сестру. Защищать невинных. Защищать слабых. Уважать богов. Подчиняться законам. Это уж чересчур — что бы ты ни сделал, какой-нибудь обет да нарушишь. — Он хлебнул вина и на миг закрыл глаза, прислонившись головой к пятну селитры на стене. — Я был самым младшим из тех, кто когда-либо носил белый плащ.
Если проявить мягкость в подобную ночь, измена начнет размножаться вокруг тебя, как грибы после дождя. Твой народ останется тебе верным только в одном случае: если будет бояться тебя больше, чем врага.
— Я запомню это, ваше величество, — сказала Санса, хотя ей всегда говорили, что любовь обеспечивает верность народа надежнее, чем страх. «Если я когда-нибудь стану королевой, я сделаю так, что меня будут любить».
— Я позаботился бы о тебе. Они все меня боятся. Пусть-ка кто-нибудь посмеет тебя тронуть — убью! — Он дернул ее к себе, и ей показалось, что он хочет ее поцеловать. Он был слишком силен, чтобы с ним бороться. Санса закрыла глаза, молясь, чтобы это поскорее кончилось, но ничего так и не случилось. — Не можешь на меня смотреть, да? — Он вывернул ей руку и швырнул ее на кровать. — Давай пой — про Флориана и Джонквиль, как обещала. — Он приставил кинжал к ее горлу. — Пой, пташка, пой, если жизнь дорога.
Дым еще поднимался в серое небо, но не в большем количестве, чем шел бы из труб Винтерфелла в холодный осенний день. Амбразуры кое-где почернели от копоти, там и сям зияли прогалы на месте обвалившихся зубцов, но издали ущерб казался не таким уж большим. За стенами, как много веков подряд, торчали верхушки зданий и башен — кто бы подумал, что замок разграблен и сожжен? «Камень крепок, — сказал себе Бран, — корни деревьев уходят глубоко, а под землей сидят Короли Зимы на своих тронах. Пока они существуют, существует и Винтерфелл. Он не умер, он просто сломан, как я, — я ведь тоже жив».
29. März 2017
— Мир полон людей, которые нуждаются в помощи, Джон. Лучше всего, если они наберутся мужества и помогут себе сами.
29. März 2017
Учитесь больше полагаться на свои уши, чем на рот, иначе ваше царствование будет короче, чем мой рост.
29. März 2017
Ничто так не сплачивает расколовшееся королевство, как чужеземная армия, вторгшаяся в его пределы.
Скоро я вошел в число лучших воров Мира, а потом подрос и понял, что чужие письма часто бывают ценнее содержимого чужих кошельков.
Wer liest dieses Buch gerade? 1
Константин Тетешев
Wer möchte dieses Buch lesen? 98
Яна Кожевникова
Татьяна Виноградова
Тарас Романик
Сергей Свистунов
Светлана Комиссарова
Светлана Андрякова
Сашенька Золотухина
Руслана Сахненко
Полина Калинина
Ольга Ремизова
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 570
Янина Коптелова
Юрій Спесівцев
Юлия Сердюк
Юлия Никифорова
Юлия Малахова
Юлия Лунёва
Юлия Водчиц
Юлия Васильева
Юлия Абакумова
Эльвира Жукова
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top