Beschreibung

Начало двухтысячных, молодые участники экстремистской организации "Союз созидающих" под предводительством "философа, умницы и оригинала" Костенко захватили здание администрации с целью переворота... Герой романа - Александр Тишин, или Санькя, как зовут его бабушка с дедом, - оказывается в самом центре омоновской мясорубки и жестоко бьется за свои мечту и правду... Роман "Санькя" вошел в шорт-листы "Русского Букера" и "Национального бестселлера", удостоен премии "Ясная Поляна", выдержал десять изданий и остается бестселлером.

Rezensionen ( 1 )
1 Rezension Um ein Rezension zu hinterlassen, müssen Sie sich .
Алексей Анатольевич

Книга пропитана русской тоской и российским бытом молодежи двухтысячных. На страницах романа периодически проскальзывает поиск той самой русской идеи, но в итоге как таковой автор ее не находит, как не находит ее и главный герой. Молодые герои романа не знают куда себя деть в порывах своих революционных настроений. И вроде все преследуют хорошую цель - сделать свою страну лучше, но то каким способом это сделать никто не знает. Все сводится к какому-то сумбуру и словам о хорошей жизни, а к концу книги к радикальному решению - кровопролитию. Не советую книгу тем, кто считает себя сторонником современной оппозиции, разочаруетесь в своих лидерах, которые так похожи на героев "Санькя", таких же злых, беспомощных и безыдейных. Книга на твердую 4, советую к прочтению

#
Zitate (9)
9 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
Не надо ничего делать. Потому что пока рас-се-яне тихо пьют и кладут на все с прибором, все идет своим чередом. Водка остывает, картошечка жарится. А как только рас-се-яне вспомнят о своем, завалившемся подлавку, величии, о судьбах Родины, о… о чем вы там все время говорите?… тогда вы начнете пускать друг другу кровя. И пустите кровей столько, что зальете полматерика. Это неизбежность...
...в наши дни русскость не является достоянием всех, рас-се-яне растеряли свою русскость. Она еще сохраняется в конкретных людях, как вполне определенное духовное начало, и, дай Бог, сохранится еще какое-то время. Быть может, несколько столетий...
Но,быть может, русский человек вообще не склонен к покаянию... И хорошо,что не склонен, а то бы его переломало всего.
...Безотцовщина в поисках того, кому они нужны как сыновья. Мы - безотцовщина в поисках того, чему мы нужны как сыновья...
Но первичны в вашем поведении всё-таки не ваши искания, не ваше маловнятное понимание добра, которое вы так легко предаёте, едва речь заходит об ином понимании бытия, — первично всё-таки ваше разочарование, которое настигло вас не так давно и раздавило.
Он чувствовал, что все болевшее последнее время внутри - перегорело. И теперь в этом месте ничего уже болеть не будет. Осталось только прижечь, чтоб присохло мертвой коркой.
Россию питают души ее сыновей - ими она живет. Не праведниками живет, а проклятыми.
Вы там в церкву, говорят, все ходите. Думаете, что, натоптав следов до храма, покроете пустоту в сердце. Люди надеются, что Бога приручили, свечек Ему наставив. Думают, обманули Его. Думают, подмяли Его под себя, заставили Его оправдывать слабость свою. Мерзость свою и леность, которую то милосердьем теперь назовут, то добротой. Чуть что – и на Бога лживо кивают: «Бог так решил. Бог так сказал. Бог так задумал».

И снова гребут под себя, у кого насколь когтей хватает. А откуда им, глупым, знать, что Он задумал, что по Его воле, а что от попустительства Его?.. И печаль не в том, что ничтожен человек, а то, что он зол в своем ничтожестве. Чем больше замечает, что другие его ничтожество видят, тем злее становится...
Wer möchte dieses Buch lesen? 26
Сергей Сергеев
Сергей Свистунов
Павел Калугин
Оксана Матвеева
Оксана Бондаренко
Настя Латыш
Мария Рыболова
Марина Кирдова
Кэт Миняева
Катя Куранова
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 24
Юлия Воронецкая
Тёмка Пелёвин
Семен Татьяничев
Никита Морозов
Никита Егоров
Мария Корнилкина
Ксения Владимирова
Иван Петруня
Галина Пониткова (Пашковская)
Влад Шерышев
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top