Beschreibung

Он сам невзрачный крепыш, чье мужское одиночество пахнет хомячком (живущим под ванной), и увлекается почти неприступными грустными женщинами (легкими на поцелуй). Единственный в Прибалтике сантехник, играющий в академическом театре. Ведет блог в "ЖЖ", умеет жарить мясо и выращивать на окне лук. Кто это - сам Слава Сэ? Или его герой? Да и Слава Сэ ли он?

Rezensionen ( 1 )
1 Rezension Um ein Rezension zu hinterlassen, müssen Sie sich .
Михаил Медведев

Сначала показалась необычной и очень забавной. Но пройдя середину, даже не стал дочитывать книгу до конца (что для меня совсем не характерно, т.к. нахожу и дочитываю до конца даже то, что оставил несколько лет назад). Поверхностно, глуповатенько, местами пОшло.
Вывод: для читателя, не обременяющего себя смыслом читаемой книги.

#
Zitate (14)
14 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
– Однажды я мылся со сталеварами. Думал, сдохну. Было очень жарко, ужасно.
У маленьких девочек бывают дни сплошного несчастья. С утра ещё мёд в кашу налили как‑то не так. Не могу объяснить, но не так налили. Причём нарочно. Может, надо было нарисовать мёдом по каше ёжика, а вышел инь‑янь. А на кой нам инь‑янь, если надо ёжика. По любому, аппетит ни к чёрту и настроение.
Ляля сделала инопланетное лицо и, зачем‑то глядя мне в глаза, потянулась зубами к Машкиной спине. Казалось бы, такое невозможно, человек не способен укусить вогнутый предмет, например внутреннюю сторону сковороды. Это же детский рот, а не створки морского парома. Даже саблезубые, даже доктор Лектор начинали есть сестёр с других, более удобных мест. Поэтому отец (то есть я) сидел, смотрел и никого не спасал. Меж тем Ляля распахнула злую пасть на отрицательный угол и вцепилась любимой сестре в позвоночник. Потому что если ребёнок взбешён, он перекусает весь юрский период со Спилгербом во главе.
Маша орала очень громко. Ей показалось, что от лопаток до попы в ней теперь пауза. Я орал потому, что генерал‑майор семьи должен орать. Если начальство не орёт, добру нипочём не победить. Ляля тоже орала, чтоб помнили, кто тут самая несчастная. Всё вместе это называлось «поиграть перед сном в спокойные игры».

Прям вообще про меня))

Хорошо Александру, он врач, брюнет и композитор длиной 192 сантиметра. За одно это женщины мечтают зарыться носом в его свитер. И позволяют ему не уметь вкручивать лампочки.
Конечно. Если ты красив, как гвардейский конь, можешь и мусор не выносить. Просто сиди в кресле, пей шабли, регулируй доступ к свитеру.
То ли дело мы, невзрачные крепыши. Нас не мучает вопрос, куда деть сотни изнывающих от любви женщин. Никто не сморкается нам в свитера даже за деньги. Привлечь внимание какой-нибудь пастушки мы можем, лишь приковав её к батарее. Мне, например, приходится быть сообразительным и даже искромётным. И проницать устройство опасных бытовых механизмов.
Это даже ужасно, когда тебя любят за лошадиный рост, синие глаза, дом с бассейном и огромный чёрный джип.
— А как же моя душа? — должно быть тоскуют брюнеты, кусая кулак, целиком состоящий из длинных загорелых пальцев. Потом несутся в какое-нибудь Сан-Тропе и хлещут кальвадос, лишь бы не видеть этих алчных голых сисек. Ничуть им не завидую.
Вам не приходило в голову, что силу изжоги следует измерять в килотоннах, как атомные бомбы?
Он орал страшным голосом, как умеют только ночные дети и молодые паровозы.
Дети рисуют мать по памяти. Согласно чертежам, их родил аквалангист, гуляющий по картофельному полю в миниюбке.
Сухогруз оказался антикварной калошей, сыном порочной страсти самовара и стиральной машины. Он не тонул оттого лишь, что море не хотело принять в себя такое уродство. Океан активно отторгал эту гадость. Энергию отторжения внук таза и кочерги преобразовывал в поступательное движение. Непостижимым образом, вопреки законам богонравия, Франкенштейн плыл.
Женя в ответ слепил такое умное лицо, какое только можно слепить из двух пуговок, картофелинки и лукового перегара.

Жизненно))

Нашёл старые свои туфли, Ллойд, удобные, как кандалы. В деталях помню, как в 2001-м вынес их на помойку. И вот они вернулись.
И мемуаристы уложатся в две строки с этим периодом моей жизни:
— Было ему лень готовить. Он челночил до кулинарии, покупал там развесной гастрит по два рубля за колику. Желудочные рези и станут основным посылом к творчеству прозаика в следующие семь лет

Вежливость и понимание клиента как залог будущего успеха

Иванов рассказал историю про Булочкина. Булочкину велели позвонить, успокоить клиента, сказать, что обещанный с утра мастер будет к обеду.
Телефонный Булочкин был учтив.
— Простите — начал он издалека — вы ещё не заебались ждать?
Wer möchte dieses Buch lesen? 34
Тетяна Суміна
Тетяна Маскович
Татьяна Родькина
Светлана Глебовна
Руська Рожкова
Паппи-Хосэ Пуэнто
Недождій
Маша Смирнова
Мария Вычегжанина
Людмила Коваленко
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 40
Юлия Оганесова
Таня Денисова
Сэмми
Сергей Гарбуз
Роман Абросимов
Регина Ибадуллаева
Ольга Ясько
Ольга Гончарова
Михаил Медведев
Марианна Говор
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top