Beschreibung

Четвертый роман Бориса Акунина их цикла "Приключения Эраста Фандорина". Автор описывает расследование обстоятельств смерти всенародного любимца, генерала Соболева, сыщиком Эрастом Фандориным, а также приводит развернутую биографию генеральского киллера: история превращения мальчика Ахимаса в закоренелого негодяя и наемного убийцу. Действие романа происходит в конце XIX века, а основные события разворачиваются летом 1882 года, в период с 25 по 29 июня.

Rezensionen ( 3 )
3 Rezensionen Um ein Rezension zu hinterlassen, müssen Sie sich .
Every Friday we give gifts for the best reviews.
The winner is announced on the pages of ReadRate in social networks.
Yuriy Kovalevskiy
21. August 2013

Книга просто СУПЕР!!!!!!!!

#
Iaroslav Koreniak
4. Juli 2014

Вся серия читается на одном дыхании!

#
Оксана Гузенко

"Смерть Ахиллеса" (детектив о наемном убийце) - это четвертый по счету роман Бориса Акунина о приключениях Эраста Фандорина, открывающий читателю Москву 1882 года.
26-летний Эраст приезжает в Петербург после шестилетней дипломатической службы в Японии. Ввиду личных качеств, ему не находят места службы и направляют в Москву, в распоряжение генерал-губернатора Долгорукого. По роковому стечению обстоятельств, в отеле "Дюссо", в котором останавливается Эраст Петрович, происходит ужасное событие – смерть его хорошего знакомого, народного любимца, «белого генерала» Михаила Соболева (прототип М. Д. Скобелева). Найдя в данном событии признаки убийства (а не естественной смерти, как показалось на первый взгляд), Фандорин начинает расследовать таинственную смерть, которое выводит его на давнего врага – Ахимаса, который в свое время был нанят международной корпорацией «Азазель» для убийства Эраста Петровича.
Потрясающий детектив потрясающего писателя – читается легко, на одном дыхании. Интрига сохраняется до самого конца – это новое для меня ощущение: постоянно находишься в напряжении, с мыслями «а что же дальше?»
Как всегда, 5 из 5.

#
Zitate (35)
35 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
Вкус был такой: женщина должна быть красивой без приторности, с природной грацией, не слишком разговорчивой, страстной без навязчивости, нелюбопытной и главное – обладающей женским инстинктом, который позволяет безоши
Кто-то из древних – кажется, Эпикур, – по этому поводу уже все сказал: пока есть я, смерти нет, а когда придет она, то не будет меня.
31. Mai 2016

... без коментариев

Кто-то из древних — кажется, Эпикур, — по этому поводу уже все сказал: пока есть я, смерти нет, а когда придет она, то не будет меня.
31. Mai 2016
Можно ли довольствоваться малым, если тебе предлагается большее?
Радостное нетерпение – самое опасное из чувств. От него много важных дел срывается.
Крайняя жестокость – оборотная сторона трусости, философски подумал Эраст Петрович. Что, в сущности, неудивительно, ибо это две наихудшие черты, какие только бывают у сынов человеческих.
...женщины несравненно лучше мужчин – преданнее, искреннее, цельнее. Разумеется, если по-настоящему любят.
Мастера сыскной психологии учат: если есть подозрение, что допрашиваемый не искренен, а лишь играет в искренность, нужно обрушить на него град быстрых, неожиданных вопросов, требующих односложного ответа.
...как гласит китайская мудрость, своя прелесть есть и в несовершенствах.
Вздыхать из-за женщины, которую никогда больше не увидишь – пустое занятие.
Всякому человеку обидно, когда его имя путают, и уж тем более ни к чему без нужды подчиненных обижать.
Что естественно – всякая нормальная женщина, от которой только что ушел один гость и вот-вот придет другой, бросится не к окну, а к зеркалу.
Секрет любого трудного деяния прост: нужно относиться к трудности не как к злу, а как к благу. Ведь главное наслаждение для благородного мужа – преодоление несовершенств своей натуры. Вот о чем следует размышлять, когда несовершенства особенно мучительны – например, ужасно впиваются каменным углом в бок.
– Русские женщины очень хорошие, – с глубоким убеждением произнес слуга. – Я предполагал это и раньше, а теперь знаю наверняка.
– Наверняка? – с любопытством спросил Фандорин, разглядывая лоснящуюся, физиономию японца.
– Да, господин. Они горячие и не требуют за любовь подарков. Не то что жительницы французского города Парижа.
– Да ведь ты по-русски не знаешь, – покачал головой Эраст Петрович. – Как же ты с ней объяснился?
– По-французски я тоже не знал. Но для объяснения с женщиной слова не нужны, – с важным видом поведал Маса. – Главное – дыхание и взгляд. Если дышишь громко и часто, женщина понимает, что ты в нее влюблен. А глазами надо делать вот так. – Он сощурил свои и без того узкие глазки, отчего те вдруг поразительным образом словно заискрились. Фандорин только хмыкнул. – После этого остается немножко поухаживать, и женщина уже не может устоять.
– И как же ты ухаживал?
– К каждой женщине нужен свой подход, господин. Худые любят сладости, толстые – цветы. Этой прекрасной женщине, которая убежала, заслышав ваши шаги, я подарил веточку магнолии, а потом сделал ей массаж шеи.
– Где ты взял магнолию?
– Там. – Маса показал куда-то вниз. – В горшках растут.
– А при чем здесь массаж шеи?
Слуга посмотрел на хозяина сожалеюще:
– Массаж шеи переходит в массаж плеч, потом в массаж спины, потом…
– Ясно, – вздохнул Эраст Петрович. – Можешь не продолжать.
Правильные решения, они всегда просты. Сказано ведь: благородный муж не приступает к незнакомому делу, пока не наберется мудрости у учителя.
То, что к старости человек спит меньше, чем в молодости, это, с одной стороны, вроде бы разумно и правильно. Чего попусту время тратить – все равно скоро отоспишься. С другой стороны, в молодости время куда как нужней. Бывало, носишься весь день с утра до ночи, с ног сбиваешься, еще бы часок-другой, и все дела бы переделал, а восемь часов подушке отдай. Такая иной раз жаль брала, да ничего не попишешь – природа своего требует.
«Мужчина должен уметь найти еду, воду и путь в горах, – учил Хасан племянника своему закону. – Еще – защищать себя и честь своего рода».
«Затаи дыхание и представь, что от дула тянется тонкий луч. Нащупай цель этим лучом, – учил Хасан, дыша в затылок и поправляя мальчишечьи пальцы, крепко вцепившиеся в ружейное ложе. – А сила не нужна. Ружье – оно как женщина или конь, дай ему ласку и понимание». Ахимас старался понять ружье, прислушивался к его нервному железному голосу, и металл начинал гудеть ему на ухо: чуть правей, еще, а теперь стреляй. «Ва! – Дядя цокал языком и закатывал глаза. – У тебя глаз орла! Со ста шагов в бутылку! Вот так же разлетится и голова Магомы!»
Ахимас не хотел стрелять в одноглазого со ста шагов. Он хотел убить его так же, как тот убил Фатиму – ударом в висок, а еще лучше – перерезать ему горло, как Магома перерезал горло Пелефу.
Из пистолета стрелять было еще легче. «Никогда не целься, – говорил дядя. – Ствол пистолета – продолжение твоей руки. Когда ты показываешь на что-то пальцем, ты ведь не целишься, но тычешь именно туда, куда нужно. Думай, что пистолет – это твой шестой палец». Ахимас показывал длинным железным пальцем на грецкий орех, лежавший на пне, и орех разлетался в мелкое крошево.
«Оружие – хорошо, – говорил Хасан, – но мужчина должен уметь справиться с врагом и без оружия: кулаками, ногами, зубами, неважно. Главное, чтобы твое сердце загорелось священной яростью, она защитит от боли, повергнет врага в ужас и принесет тебе победу. Пусть кровь бросится тебе в голову, пусть мир окутается красным туманом, и тогда тебе будет все нипочем. Если тебя ранят или убьют – ты и не заметишь. Вот что такое священная ярость». Ахимас с дядей не спорил, но был не согласен. Он не хотел, чтобы его ранили или убили. Для того чтобы остаться в живых, нужно все видеть, а ярость и красный туман ни к чему. Мальчик знал, что сможет обойтись без них.
Кастет – незаменимая вещь, когда нужно убить очень быстро. Лучше, чем нож, потому что нож надо вынимать из раны, а это лишняя секунда.
Много ли денег нужно человеку, если он не коллекционирует произведения искусства или бриллианты, не строит финансовую империю и не одержим политическим честолюбием?
...к сорока годам у человека должен быть свой дом. Семьи, если человек особого склада, может и не быть, а дом нужен.
Привязанность ослабляет, а любовь – та вовсе делает беззащитным. Ахимас же был неуязвим. Поди возьми человека, который ничего не боится, никем и ничем не дорожит.
Можно ли довольствоваться малым, если тебе предлагается большее?
Еще не родилась женщина, у которой гордость была бы сильнее любопытства.
Любая раскрасавица и завзятая разбивательница сердец нуждается в постоянных подтверждениях своей неотразимости. В сердце всякой роковой женщины шевелится червячок, нашептывающий: а вдруг чары рассеялись, вдруг волшебство больше не повторится?
В зависимости от характера, женщину нужно либо уверить, что она всех милее, прекрасней и белее, либо, наоборот, пробудить в ней дух соревновательности.
...когда попадаешь в переплет, лучше не поддаваться первому порыву, а замереть, застыть, как это делает кобра перед молниеносным, убийственным броском. Если, конечно, паузу позволяют обстоятельства.
Имея дело с безоружным, вооруженный неминуемо приглушает свои инстинкты, ощущая себя в безопасности, чересчур полагается на бездушный металл. Реакции такого человека замедленны – это азбука искусства «крадущихся».
Какой нелепый у человека вид, если смотреть снизу. Именно такими нас видят собаки, червяки, букашки.
28. Januar 2017
природа сыграла с Россией недобрую шутку: родиться бы одному брату на два года ранее, а другому на два года позднее, и самодержцем всероссийским стал бы не медлительный, вялый, угрюмый Александр, а умный, дальновидный и решительный Кирилл. Ах, как изменилась бы сонная русская жизнь!
28. Januar 2017
Крайняя жестокость – оборотная сторона трусости, философски подумал Эраст Петрович. Что, в сущности, неудивительно, ибо это две наихудшие черты, какие только бывают у сынов человеческих.
2. Februar 2017
Лицо совсем не немецкое – дерзкое, бесшабашное, зеленые глаза отливают расплавленным серебром. Ахимас очень хорошо знал этот особенный оттенок, встречающийся лишь у самых драгоценных представительниц женской породы. Не на пухлые губки и не на точеный носик, а на это переливчатое серебро падки мужчины, слепнут от неверного блеска, теряют разум.
2. Februar 2017
Лицо совсем не немецкое – дерзкое, бесшабашное, зеленые глаза отливают расплавленным серебром. Ахимас очень хорошо знал этот особенный оттенок, встречающийся лишь у самых драгоценных представительниц женской породы.
Wer möchte dieses Buch lesen? 20
Юлия Егорова
Сергей Свистунов
Ирина Фёдорова
Иван Левчук
Екатерина Шимкив
Дима Неумойчев
Дарья Рыбина
Дарья Анюшкина
Володимир —
Виктория Ильясевич
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 248
ツ Юлия Ефремова  ⓏⓂ ツ
Юля Митина
Юлия Юлек
Юлия Шаманаева
Юлия Шайтанова
Татьяна Степанова
Татьяна Сапай
Стасик Ста
Стасиалан Ленес
Сергей Коваленко
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top