Beschreibung

Предлагаем Вашему вниманию книгу из серии "Библиотека Златоуста".Эта книга предназначена для студентов владеющих русским языком на первом сертификационном уровне. После текстовый учебный материал представлен в рубриках: Контроль - вопросы на понимание общей фактологии; Мотивация - вопросы, устанавливающие причинно-следственные связи реакций, действий и поступков персонажей; Дискуссия - вопросы, способствующие более серьезному осмыслению текста; задания этого раздела позволяют использовать текст и на более высоких уровнях владения языком; Справочная таблица исторических деятелей, послуживших прототипами героев романа. Книга может быть использована как на аудиторных занятиях по русскому языку, так и для домашнего чтения.

Rezensionen ( 3 )
3 Rezensionen Um ein Rezension zu hinterlassen, müssen Sie sich .
Every Friday we give gifts for the best reviews.
The winner is announced on the pages of ReadRate in social networks.
Сергей Гречко
22. März 2013

Нудновато...

#
Лилия Дубчак (Буга)

)))

#
Оксана Гузенко

Первая книга о приключениях Эраста Фандорина "Азазель" показалась мне более динамичной и интересной, но не смотря на это, о новых перипетиях судьбы столь неординарной натуры читать было также приятно, особенно в исторической параллели. Акунин удивительно талантливый писатель, очень много нового и познавательного можно почерпнуть из его книг неискушенному читателю. Когда-нибудь обязательно вернусь к его творчеству и новым приключениям Фандорина.

#
Zitate (23)
23 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .

то есть через 6 лет мы с женой станем, как миниму пожилые?

Жить ее взяли к себе сестры милосердия – женщины славные и отзывчивые, но пожилые, лет по тридцать пять, и скучноватые.

учимся писать и выражать свои мысли

как над пыльной травой кружит ангел смерти, вглядываясь и помечая лица своей незримой печатью.
Если Бог сотворил Адама сначала, а Еву потом, то это свидетельствует вовсе не о том, что мужчины главнее, а о том, что женщины совершенней. Мужчина – пробный образец человека, эскиз, в то время как женщина – окончательно утвержденный вариант, исправленный и дополненный. Ведь это яснее ясного!
Невинность – смешной предрассудок, буржуазная мораль отвратительна, а в человеческом естестве нет ничего стыдного.
Война – ужасная гадость. На ней не бывает ни правых, ни виноватых. А хорошие и плохие есть с обеих сторон. Только хороших обычно убивают первыми.
Волосы и так были не особенно – того тусклого, мышиного оттенка, который называют русым.
А без пистолета офицеру нельзя, даже штабному. Это все равно что даме на улицу без шляпки выйти – за гулящую сочтут.
Герб Российской империи, двуглавый орел, превосходным образом отражает всю систему управления в этой стране, где всякое мало-мальски важное дело поручается не одной, а по меньшей мере двум инстанциям, которые мешают друг другу и ни за что не отвечают.
– Если живешь в г-государстве, надобно либо его беречь, либо уж уезжать – иначе получается паразитизм и лакейские пересуды.
– Есть и третья возможность, – парировала Варя, уязвленная «лакейскими пересудами». – Несправедливое государство можно разрушить и построить взамен него другое.
– К сожалению, Варвара Андреевна, государство – это не д-дом, а скорее дерево. Его не строят, оно растет само, подчиняясь закону природы, и дело это долгое. Тут не каменщик, т-тут садовник нужен.
– Любой общественный институт, в том числе и многоженство, следует воспринимать в историческом контексте, – профессорским тоном начал д'Эвре, но Зуров скорчил такую физиономию, что француз образумился и заговорил по-человечески. – На самом деле в условиях Востока гарем для женщины – единственно возможный способ выжить. Судите сами: мусульмане с самого начала были народом воинов и пророков. Мужчины жили войной, гибли, и огромное количество женщин оставались вдовами или же вовсе не могли найти себе мужа. Кто бы стал кормить их и их детей? У Магомета было пятнадцать жен, но вовсе не из-за его непомерного сластолюбия, а из человечности. Он брал на себя заботу о вдовах погибших соратников, и в западном смысле эти женщины даже не могли называться его женами. Ведь что такое гарем, господа? Вы представляете себе журчание фонтана, полуголых одалисок, лениво поедающих рахат-лукум, звон монист, пряный аромат духов, и все окутано этакой развратно-пресыщенной дымкой.
– А посредине властелин всего этого курятника, в халате, с кальяном и блаженной улыбкой на красных устах, – мечтательно вставил гусар.
– Должен вас огорчить, мсье ротмистр. Гарем – это кроме жен всякие бедные родственницы, куча детей, в том числе и чужих, многочисленные служанки, доживающие свой век старые рабыни и еще бог знает кто. Всю эту орду должен кормить и содержать кормилец, мужчина. Чем он богаче и могущественней, тем больше у него иждивенцев, тем тяжелей возложенный на него груз ответственности. Система гарема не только гуманна, но и единственно возможна в условиях Востока – иначе многие женщины просто умерли бы от голода.
– Вы прямо описываете какой-то фаланстер, а турецкий муж у вас получается вроде Шарля Фурье, – не выдержала Варя. – Не лучше ли дать женщине возможность самой зарабатывать на жизнь, чем держать ее на положении рабыни?
– Восточное общество медлительно и не склонно к переменам, мадемуазель Барбара, – почтительно ответил француз, так мило произнеся ее имя, что сердиться на него стало совершенно невозможно. – В нем очень мало рабочих мест, за каждое приходится сражаться, и женщине конкуренции с мужчинами не выдержать. К тому же жена вовсе не рабыня. Если муж ей не по нраву, она всегда может вернуть себе свободу. Для этого достаточно создать своему благоверному такую невыносимую жизнь, чтобы он в сердцах воскликнул при свидетелях: «Ты мне больше не жена!» Согласитесь, что довести мужа до такого состояния совсем нетрудно. После этого можно забирать свои, вещи и уходить. Развод на Востоке прост, не то что на Западе. К тому же получается, что муж одинок, а женщины представляют собой целый коллектив. Стоит ли удивляться, что истинная власть принадлежит гарему, а вовсе не его владельцу? Главные лица в Османской империи не султан и великий везир, а мать и любимая жена падишаха. Ну и, разумеется, кизляр-агази – главный евнух гарема.
– А сколько все-таки султану дозволено иметь жен? – спросил Перепелкин и виновато покосился на Соболева. – Я только так, для познавательности спрашиваю.
– Как и любому правоверному, четыре. Однако кроме полноправных жен у падишаха есть еще икбал – нечто вроде фавориток – и совсем юные гедикли, «девы, приятные глазу», претендентки на роль икбал.
– Ну, так-то лучше, – удовлетворенно кивнул Лукан и подкрутил ус, когда Варя смерила его презрительным взглядом.
Соболев (тоже хорош) плотоядно спросил:
– Но ведь кроме жен и наложниц есть еще рабыни?
– Все женщины султана – рабыни, но лишь до тех пор, пока не родился ребенок. Тогда мать сразу получает титул принцессы и начинает пользоваться всеми подобающими привилегиями. Например, всесильная султанша Бесма, мать покойного Абдул-Азиса, в свое время была простой банщицей, но так успешно мылила Мехмеда II, что он сначала взял ее в наложницы, а потом сделал любимой женой. У женщин в Турции возможности для карьеры поистине неограниченны.
– Однако, должно быть, чертовски утомительно, когда у тебя на шее висит такой обоз, – задумчиво произнес один из журналистов. – Пожалуй, это уж чересчур.
– Некоторые султаны тоже приходили к такому заключению, – улыбнулся д'Эвре. – Ибрагиму I, например, ужасно надоели все его жены. Ивану Грозному или Генриху VIII в такой ситуации было проще – старую жену на плаху или в монастырь, и можно брать новую. Но как быть, если у тебя целый гарем?
– Да, в самом деле, – заинтересовались слушатели.
– Турки, господа, перед трудностями не пасуют. Падишах велел запихать всех женщин в мешки и утопить в Босфоре. Наутро его величество оказался холостяком и мог обзавестись новым гаремом.
Демократический принцип ущемляет в правах тех, кто умнее, талантливее, работоспособнее, ставит их в зависимость от тупой воли глупых, бездарных и ленивых, потому что таковых в обществе всегда больше.
Любовная виктория достигается двумя путями: либо кавалерийской атакой, либо рытьем апрошей к падкому на сострадание женскому сердцу.
Мужчина по самому своему естеству близок к животному миру, звериное начало выражено в нем очевидней, чем в женщине, и потому полноценной разновидностью homo sapiens является именно женщина, существо более развитое, тонкое и сложное.
Царьград! Вечная недостижимая мечта русских государей. Отсюда – корень нашей веры и цивилизации. Здесь ключ ко всему Средиземноморью.
По-итальянски gambette значит «подножка». Dare il gambetto – «подставить подножку». Гамбитом называется начало шахматной партии, в котором противнику жертвуют фигуру ради достижения стратегического преимущества.
27. November 2016
Если живешь в г-государстве, надобно либо его беречь, либо уж уезжать – иначе получается паразитизм и лакейские пересуды.
– Есть и третья возможность, – парировала Варя, уязвленная «лакейскими пересудами». – Несправедливое государство можно разрушить и построить взамен него другое.
– К сожалению, Варвара Андреевна, государство – это не д-дом, а скорее дерево. Его не строят, оно растет само, подчиняясь закону природы, и дело это долгое. Тут не каменщик, т-тут садовник нужен.
20. Dezember 2016
Варя не знала, что сказать на это легкомысленное заявление, и решила смертельно обидеться. Поэтому дальше ехали молча.
20. Dezember 2016
«Герб Российской империи, двуглавый орел, превосходным образом отражает всю систему управления в этой стране, где всякое мало-мальски важное дело поручается не одной, а по меньшей мере двум инстанциям, которые мешают друг другу и ни за что не отвечают. То
27. Dezember 2016
Лондоне, в тамошней тюрьме должны были повесить заключенного. Он совершил страшное преступление — каким-то образом раздобыл бритву, попытался перерезать себе горло и даже частично в этом преуспел, но был вовремя спасен тюремным врачом. Меня потрясла логика судьи, и я решил, что непременно должен видеть экзекуцию собственными глазами. Использовал свои связи, раздобыл пропуск на казнь и не был разочарован.
Осужденный повредил себе голосовые связки и мог только сипеть, поэтому обошлись без последнего слова. Довольно долго препирались с врачом, который заявил, что вешать этого человека нельзя — разрез разойдется, и повешенный сможет дышать прямо через трахею. Прокурор и начальник тюрьмы посовещались и велели палачу приступать. Но врач оказался прав: под давлением петли рана немедленно раскрылась, и болтающийся на веревке начал со страшным свистом всасывать воздух. Он висел пять, десять, пятнадцать минут и не умирал — только лицо наливалось синим.
Решили вызвать судью, вынесшего приговор. Поскольку казнь происходила на рассвете, судью долго будили. Он приехал через час и принял соломоново решение: снять осужденного с виселицы и повесить снова, но теперь перетянув петлей не выше, а ниже разреза. Так и сделали. На сей раз все прошло успешно. Вот вам плоды цивилизации».
Демократический принцип ущемляет в правах тех, кто умнее, т-талантливее, работоспособнее, ставит их в зависимость от тупой воли глупых, бездарных и ленивых, п-потому что таковых в обществе всегда больше. Пусть наши с вами соотечественники сначала отучатся от свинства и заслужат право носить звание г-гражданина, а уж тогда можно будет и о парламенте подумать.

1

– Конечно, был бы, – честно ответила Варя и спохватилась – это прозвучало как приглашение к флирту. – Я хочу сказать, что у вас, Шарль, было бы шансов не меньше и не больше, чем у Михаила Дмитриевича. То есть никаких. Почти.
А «почти» все-таки прибавила. О ненавистное, неистребимое, женское!
23. September 2017
— К сожалению, Варвара Андреевна, государство — это не д-дом, а скорее дерево. Его не строят, оно растет само, подчиняясь закону природы, и дело это долгое. Тут не каменщик, т-тут садовник нужен.
Wer möchte dieses Buch lesen? 28
Юлия Егорова
Сергей Свистунов
Сашенька Золотухина
Наталия
Михаил Шабунин
Лена Малюгина
Елизавета Фролова
Дмитрий Гудов
Дарья Рыбина
Виктория Ильясевич
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 318
ツ Юлия Ефремова  ⓏⓂ ツ
Юрий Капатков
Юрий Борисов
Юля Митина
Юлия Юлек
Юлия Шаманаева
Юлия Панченко
Юлия Лысенко
Фрамея
Татьяна Степанова
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top