Описание

Двадцатитрехлетняя Пип ненавидит свое полное имя, не знает, кто ее отец, не может расплатиться с учебным долгом, не умеет строить отношения с мужчинами. Она выросла с эксцентричной матерью, которая боготворит единственную дочь и наотрез отказывается говорить с ней о своем прошлом. Пип не догадывается, сколько судеб она связывает между собой и какой сильной ее делает способность отличать хорошее от плохого. Следуя за героиней в ее отважном поиске самой себя, Джонатан Франзен затрагивает важнейшие проблемы, стоящие перед современным обществом: это и тоталитарная сущность интернета, и оружие массового поражения, и наследие социализма в Восточной Европе. Однако, несмотря на неизменную монументальность и верность классической традиции, "Безгрешность", по признанию критиков, стала самым личным и тонким романом Франзена.

Отзывы ( 4 )
4 отзыва Чтобы добавить отзыв, вы должны .
Каждую пятницу дарим подарки за лучшие отзывы.
Победителя объявляем на страницах ReadRate в соцсетях.
Валерий Энговатов
12 января 2017 г.

. Даже не знаю, что сказать: похвалить или поругать роман.
Часть, относящаяся к ГДР, не понравилась совершенно. У американских авторов стереотип, что в социалистических странах после 1945 года всё было скверно и жутко: не было нормальных людей, никто никогда не был счастлив, и никто никого не любил, а если и случалась любовь, то без крови в этом деле обойтись было нельзя. Русские – это абсолютный кошмар, злодеи и изверги.
Также сокрытие родительских имён и взаимоотношения этих персон настолько искусственно и не имеет никакого отношения к реальности.
Персонаж Андреас Вольф (создатель хакерского агентства «Солнечный свет») просто демон воплоти, и обуреваемый ненормальными отношениями с матерью.

В книге нет ни одного персонажа с нормальной психикой. Если думаете, что это для романа самое то, то ошибаетесь. Мне всё время хотелось встретить хоть одного нормального.
Ну, и самое главное, — это изобилие сексуальных проблем у всех героев без исключения. О них рассказано откровенно, как о самом естественном биологическом явлении.
Если бы не такой большой объём страниц, то книгу можно было бы и похвалить. Читать было утомительно.

Ранее у Франзена читал романы «Свобода» и «Поправки».

#
Анна Бабяшкина
12 января 2017 г.

Франзен в любом случае стоит прочтения, но "Безгрешность" понравилась мне гораздо меньше, чем "Поправки". Очень разреженная атмосфера, лишенная аромата живой жизни.

Понятно, что автор сегодня не обязан писать в духе "реализма" и может создавать сколько угодно условных персонажей, существующих в обстоятельствах лишь отдаленно напоминающих реальность, но, будучи знакомой с предыдущими текстами, ожидаешь продолжения в том же духе. Ранее Франзен описывал современный американский "средний класс" и ждешь того же.

В "Безгрешности" Франзен оставляет в покое средний класс и пытается написать очень "политический" и "серьезный" роман. В дело идут все возможные клише: тоталитаризм СССР, падение Берлинской стены, украденные архивы Штази, техническая сингулярность, кража атомной боеголовки, Викиликс и Джулиан Ассанж, преступность крупного бизнеса, стремность мясоедения и т.д и тп. В рагу полетело все, что может прозвучать тревожно и нравоучительно. Но так бросаются в глаза клише в описании каждой из затронутых тем (взяты самые растиражированные, прямо из заголовков газет, без погружения в детали), что выглядит это все надувательством и дешевой китайской подделкой под литературу.

Ну бог с ней с политикой! Что же с чувствами и человеческой историей? Может тут автор открывает глубины? И тут, увы, фальшак. Вот главная героиня - Анабел. Социопатка, аутистка, человек с явной психической болезнью и одна... без друзей, родных и денег она выращивает дочь, теплую, любящую, умную и дает ей прекрасное образование. Если бы автор попытался вырастить хоть одного ребенка, он бы понял, насколько "сферического коня в вакууме" он нарисовал, изображая, как успешно такая героиня становится идеальной матерью. Имхо, разрекламированная Франзеном его собственная бездетность ради "высокой литературы" сыграла с ним злую шутку в данном случае. То есть он опять с пафосом пишет про вещи, с которыми знаком лишь в теории, по газетам.

Все семьи дисфункциональны, все герои пассивно-агрессивны, повернуты на сексе и полны жалости к себе. Они все на грани психической патологии. Но, интрига завернута достаточно ловко и так или иначе, дочитываешь до конца. И, как бы это ни было умозрительно, все-таки это гораздо умнее и сложнее сегодняшних русских романов.

Честно говоря, после прочтения текста перестала так уж сильно ожидать обещанной экранизации с Дэниэлом Крейгом в главной роли. Если только фильм не окажется сильнее книги. Такое, кстати, запросто возможно.

#
Margarita Kazantseva
1 июня 2017 г.

Полностью согласна с отзывами выше.
Прочитав аннотацию к книге, я ждала чего-то большего, но на последних страницах поняла, что не дождусь. До конца дочитала лишь бы не бросать начатое.
Автор вроде бы затронул все, но в то же время ни одной из затронутых тем, ни одного героя не раскрыл. В целом книга напоминает что-то среднее между сказкой с заявкой на псевдодокументалистику и учебником истории для 5-6 класса. Бывает, после прочитанной книги находишься под таким сильным впечатлением, что не можешь начать новую, все обдумываешь, осмысливаешь, пребываешь в состоянии приятного шока. Это не такая книга. Прочитал, пожалел потраченное время и забыл. Конечно, в ней есть и интересные страницы, но тратить время на такой объем ради считанных плюсов не стоит. Есть более достойные произведения.

#
Iulia Grunicheva
1 августа 2017 г.

Глава 1. Безгрешность
Как вы лодку назовёте, так она и поплывёт. Что остаётся делать девушке с именем Безгрешность? Либо соответствовать, либо противостоять. Она сократила имя до Пип. Что ещё о ней можно сказать, кроме имени? У Пип очень низкая самооценка. У неё эксцентричная неадекватная мать, которую Пип любит очень сильно, возможно даже чрезмерно. И у неё очень низкая самооценка. Она никогда не знала своего отца, мать скрывает любую информацию о нём. У Пип нет денег, но она одержима идеей найти отца и попросить его оплатить ученический кредит (130 тыс.), потому что, по её мнению, хоть это он ей «должен». ??? Она безответно влюблена в человека постарше, она не умеет говорить «нет», никому не доверяет и у неё ну очень низкая самооценка.

Глава 2. Республика дурного вкуса
Вся вторая глава практически полностью посвящена мастурбации. Не то чтобы тут совсем ничего другого не происходило… Есть ещё кунилингус. Однажды, правда, Андреас Вольф задумался о том, что он, возможно, слишком зациклен на женских половых органах и даже задался вопросом, не странно ли, что он так любит делать куни? Он очень сильно любит свою эксцентричную, неуравновешенную мать и не знает своего биологического отца. Фоном главе служит падение Берлинской стены, невозможная, но сильная любовь, убийство. Но это всё так, декорации. А в центре всего – МАСТУРБАЦИЯ!

Всего глав в романе шесть и построены они по одной примерно схеме. В начале главы появляется новый персонаж и рассказывается история всей его жизни, начиная с периода «до зачатия» с акцентом на жизни его матери. Все без исключения матери в романе очень нездоровые личности в большей мере психически, но и психосоматически, что выражается в серьёзных проблемах с кишечником и его опорожнением. Какая-то непрерывная возня с интернет разоблачениями, крадеными боеголовками, свободной журналистикой является абсолютно надуманной и ненужной. Всё это «злободневное» - не что иное как просто фон для главной проблемы.

Самым симпатичным персонажем, всего пару раз мелькнувшим на страницах этого увесистого кирпича (736 стр.) оказался боливийский хорёк, патрулировавший тропинку, по которой девушки ходили к озеру. Рискну даже предположить, что он единственный, у кого в детстве были хорошие отношения с его мамой, без каких-либо отклонений.
_____________________________________________________

Однажды я уже пробовала читать Фанзена и с трудом одолела половину романа «Свобода», а теперь вот ЭТО.

"Однако, несмотря на неизменную монументальность и верность классической традиции, "Безгрешность", по признанию критиков, стала самым личным и тонким романом Франзена." (с.)

По моему же мнению, Джонатан Франзен – это озабоченный, страдающий неудержимым словесным поносом, самовлюблённый и очень недобрый тип, всё творчество которого является тщетными потугами доказать всему миру и себе самому, что его одержимость матерью и недовольство отцом не носят патологический характер, что он не любит интернет, а все феминистки неустанно днём и ночью думают только о том, как бы им заставить всех мужиков писать сидя. На мой взгляд, получается так себе. Попади книги Франзена в лапы к Фрейду, тот бы обоссался от счастья.

Что касается меня, то больше никакого Франзена. Мне прочитанного более чем достаточно. Более чем.

#
Цитаты (27)
27 цитат Чтобы добавить цитату, вы должны .
19 сентября 2016 г.
Журналистика - это некая псевдожизнь, псевдокомпетентность, псевдоопытность, псевдодружелюбие: овладеть темой и тут же забыть, завязать отношения и тут же порвать. Но, как и многое "псевдо", как и многие имитационные удовольствия, она очень сильно затягивает.
19 сентября 2016 г.
Парадокс интернета, - заметила она как-то за ланчем с Пип, - в том, что он, казалось бы, очень упростил работу журналсита. За пять минут можно выяснить больше, чем в прежние времена за пять дней Но при этом интернет убивает журналистику. Нет замены журналисту, который оттрубил в профессии двадцать лет, оброс источниками, умеет различать, где есть сюжет, а где им и не пахнет. Google и Accurint помогают нам почувствовать себя крутыми, но лучшие сюжеты можно найти только "в поле". Источник обронит фразу - и вдруг понимаешь, где собака зарыта. Вот тогда-то я чувствую себя по-настоящему живой. За компьютером я только полчеловека.
19 сентября 2016 г.
Америку, сказал он, горячий нож ее интеллекта прорежет, как масло, Америка - страна, где женщина совсем не обязана, подобно Мари, быть приживалкой у родственника.
19 сентября 2016 г.
Так легко во всем винить мать. Жизнь - убогий парадокс, желания безмерны, а ресурсы ограниченны, рождение - пропуск в смерть; так почему не возложить вину на ту, которая тебе все это подсунула? Хорошо, может быть, это и несправедливо. Но твоей матери ничто не мешает винить собственную мать, а той свою, а той свою, и так далее вплоть до Эдема. Люди из века в век порицают своих матерей, но Андреас был более или менее уверен, что мало кто из этих женщин так же достоин порицания, как его мать.
7 января 2017 г.
Ты знаешь, тело опять меня подводит. Порой мне кажется, вся моя жизнь – одна долгая, многоэтапная измена тела.

– Разве не всякая жизнь так устроена? –
7 января 2017 г.
доктор Гнель, говорил ему, что любой суицид – подмена некоего убийства, которое самоубийца способен совершить лишь символически; каждое самоубийство – несостоявшееся убийство.
8 января 2017 г.
Либо ложь, непонимание друг друга, зловредность – либо они такие удушающе… не знаю… милые-милые.

– Лейла бывает удушающе милой.

– Понимаю, вы надо мной посмеиваетесь. Но ведь правда, те совсем-совсем близкие пары, какие я наблюдала, там ни для кого больше нет места. Все сводится к тому, какая они чудесная пара. От них несвежими носками какими-то пахнет или разогретыми блинчиками. Я хочу сказать: я очень рада видеть, что бывает и по-другому.
8 января 2017 г.
Просто время от времени я сталкиваюсь с тем, как я ненавижу такую жизнь, хоть это и хорошая жизнь. У тебя нет такого чувства?
8 января 2017 г.
– Вот две истины, касающиеся популярности, – сказал он. – Во-первых, она делает тебя очень одиноким. Во-вторых, окружающие постоянно проецируют себя на тебя. Это-то отчасти и делает тебя таким одиноким. Ты как бы и не человек
8 января 2017 г.
потому что в противном случае не будет разницы между внутренним и внешним. Иметь секреты – это способ знать, что у вас есть внутренний мир. Радикальный эксгибиционист – это человек, отказавшийся от своей личности. Но личность в вакууме тоже бессмысленна. Рано или поздно вашему внутреннему миру нужно, чтобы кто-то в него заглянул. Иначе вы просто корова, кошка, камень – всего лишь вещь в мире, предмет, запертый в своей предметности. Чтобы быть личностью,
8 января 2017 г.
Она была красива, и умна, и серьезна, и забавна, и стильна, и творчески изобретательна, и непредсказуема, и я ей нравился. Освальд деликатно привлекал мое внимание к признакам того, что у нее, может быть, не все дома,
8 января 2017 г.
уши были полны сердечного стука, в котором словно бы находила выражение невозможность происходящего.
8 января 2017 г.
Забавно: мужчины всегда винят в том, как они поступают с женщинами, самих женщин, – заметила Анабел.
8 января 2017 г.
чувство вины – пожалуй, самое коварное из того, что может испытывать человек: чтобы уменьшить свою вину, я остался тогда в браке, и именно это потом, после развода, сильнее всего заставляло меня чувствовать себя виноватым.
9 января 2017 г.
Если источник намекал на историю, которую не может рассказать, кончалось почти всегда тем, что он ее рассказывал. Тактика журналиста – вести разговор о другом, о чем
9 января 2017 г.
Не говорите мне о ненависти, если вы не состояли в браке. Только любовь, только годы сопереживания, отождествления, сочувствия могут так глубоко укоренить в твоем сердце другое существо, что от ненависти к нему избавиться совер
9 января 2017 г.
Привилегии, доступные в Республике, были не ахти какими: телефон, квартира, где есть хоть сколько-нибудь воздуха и света, вожделенная возможность ездить за границу; но энное число подписчиков в Твиттере, популярный профиль в Фейсбуке, четырехминутный ролик на канале CNBC – это что, намного больше? Главное, чем манит система, – чувство безопасности, рождаемое принадлежностью. Снаружи
9 января 2017 г.
Снаружи средний класс тает быстрей, чем полярные льды, ксенофобы выигрывают выборы и запасаются штурмовыми винтовками, племена, враждующие на религиозной почве, истребляют друг друга – но внутри прорывные технологии делают традиционную политику неактуальной.
9 января 2017 г.
вперед, к террору технократии, вознамерившейся избавить человечество от человечности эффективностью рынков и рациональностью машин. Это неприятие всего иррационального, желание очиститься от него раз и навсегда – подлинно вечный признак нелегитимной революции.
10 января 2017 г.
Сжимается сердце, когда видишь старых “осси”, пытающихся подражать мышлению “весси”, овладеть жаргоном капиталистической саморекламы.
12 января 2017 г.
“Солнечный свет” сейчас работал главным образом на его “я”. Фабрика известности, маскирующаяся под фабрику разоблачений. Он позволял Новому Режиму демонстрировать Андреаса Вольфа как вдохновляющий пример открытости, а взамен, когда от этого нельзя было уклониться, защищал Режим от неприятной огласки.

Внутри Нового Режима было немало потенциальных Сноуденов – сотрудников, имеющих доступ к алгоритмам, с помощью которых Фейсбук наживается на личной информации о пользователях, или к алгоритмам, позволяющим Твиттеру манипулировать мемами, якобы возникающими спонтанно. Но страх умных людей перед Новым Режимом оказался еще сильней, чем страх, внушенный Режимом людям менее умным, перед Агентством национальной безопасности и ЦРУ, – ведь это азбука тоталитаризма: свои собственные методы террора приписывать врагу и представлять себя единственной защитой от его козней. Так что потенциальные Сноудены большей частью помалкивали.
25 января 2017 г.
Продолжая в тот вечер свою подогретую “манхэттеном” тираду, она перешла к засилью мужчин в Кремниевой долине, к тому, как она, эта долина, эксплуатирует не только женщин-внештатниц, но и женщин вообще, соблазняя их новыми технологиями, облегчающими треп и пересуды, давая им иллюзию значимости и продвижения вперед и сохраняя при этом контроль над средствами производства: фальшивое освобождение, фальшивый феминизм,
Жанры:
Серия:
Книгу планируют прочесть 16
Юлия Курочкина
Оксана Гузенко
Надежда Холмогорова
Ксения Владимирова
Ирина Фролова
Дарина Лапаева
Вадим Агибалов
Starry Edhel
Julie Kochura
Darinka
Книгу прочитали 14
Иван Баров
Валерий Энговатов
Анна Бабяшкина
Анастасия Ханина
Алексей ***
Александр Банаров
strvngxr
Sergey Chepasov
Misha Zhorzholiani
Margarita Kazantseva
Тем, кому нравится эта книга, также понравилось

Топ