Описание

Однажды воскресным вечером помощник прокурора Альберт Казинс оставил дома жену и детей и, захватив бутылку джина, отправился к Фрэнсису Китингу — коллеге, которого почти не знал, на вечеринку, на которую его никто не звал. Альберт не собирался целовать Беверли, жену хозяина, — все случилось само собой. Но это событие в результате разрушило два брака и навсегда изменило жизни четырех взрослых и шестерых детей.
В одном из лучших своих романов мастер глубокой психологической прозы Энн Пэтчетт рассказывает о том, как складывались их судьбы на протяжении последующих пяти-десяти лет.
Подробнее о книге
Утром 1964 года Альберт Казинс, счастливый муж и счастливый отец, понял, что безумно устал от и жены, и от детей и воскресенья в семейном кругу не вынесет. Куда же сбежать из дома? Прихватив с собой бутылку джина, он отправился к Фиксу Китингу - коллеге, которого почти не знал, на крестины его дочки, куда Альберта никто не звал. Альберт не собирался целовать Беверли, жену Фикса – все случилось само собой. Так началась история Казинсов-Китингов – двух семей, навсегда соединенных капризом судьбы.
Две простые американские семьи, чьи судьбы причудливо переплелись. Четверо запутавшихся взрослых. Шестеро детей – совсем не ангелочков. Одна трагедия, что навсегда изменит жизнь каждого из них. И один писатель, который много лет спустя услышит их историю… Арифметика «своих и чужих» - опасная наука!
Отзывы СМИ
Это, вероятно, самая личная и, несомненно, одна из лучших ее книг.
Los Angeles Times
Пэтчетт… просто рассказывает о самых обычных сиюминутных происшествиях, тревогах, спорах, радостях и трагедиях отдельно взятой большой семьи так, что в ее исполнении самые заезженные жизненные повороты кажутся интереснее любых приключений.

Анастасия Завозова, переводчик
Энн Пэтчетт безошибочно определяет тончайшие оттенки чувств, отчего ее герои – и «свои», и «чужие» - становятся близки и понятны. Она так мастерски заставляет тебя сопереживать противоположному, что, читая, открываешь в себе бездны, о которых и не подозревал.
Наталья Ломыкина, Forbes Russia
Роман о разрушительной силе влюбленности и искупительной силе любви.
Сергей Кумыш, литературный критик
Пронзительный и откровенный роман о любви и предательстве, о причудах памяти и хрупкости человеческого бытия. Грандиозный американский эпос.
Atlanta Journal-Constitution
Энн Пэтчетт не боится задавать каверзные философские вопросы. Кем бы ты стал, не соверши твои родители давным-давно ужасную ошибку? И кем бы стал, если бы простил их, а не сделал все еще хуже? Возможно, сегодня ты был бы счастливее. А возможно, нет…
New York Times
Проза Пэтчетт наполнена мудростью и добротой, но вместе с тем она не боится показывать людские пороки во всей их неприглядности.
Джоджо Мойес
Энн Пэтчетт – настоящая волшебница. При помощи лишь пары слов она способна выразить то, на что другому писателю потребуются сотни страниц.
Washington Post
«Свои-чужие» - не просто семейная драма, но глубокая философская история. Способен ли писатель разрушить жизнь человека, сделав его героем романа? И почему мы так несправедливы и жестоки к тем, кого сильнее всего любим?
Time Magazine «10 лучших романов 2016 года»

Отзывы ( 2 )
2 отзыва Чтобы добавить отзыв, вы должны .
Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Анастасия Ханина
4 ноября 2018 г.

Две простые американские семьи, чьи судьбы причудливо переплелись. Четверо запутавшихся взрослых. Шестеро детей – совсем не ангелочков. Одна трагедия, что навсегда изменит жизнь каждого из них. И один писатель, который много лет спустя услышит их историю… Арифметика «своих и чужих» - опасная наука!

#
ReadRate
5 ноября 2018 г.

Энн Пэтчетт, как её старшие подруги Энн Тайлер и Фэнни Флэгг, делает из обычных семейных историй шедевры психологической прозы. Но роман «Свои-чужие» выделяется на фоне остальных, очень хороших романов писательницы. Он самый настоящий. Для Пэтчетт «Свои-чужие» стал чем-то вроде психотерапии, в него она вложила все чувства и душу. Рассказ о том, как из-за одной случайной встречи на крестинах были разрушены две семьи и шестеро детей стали в обеих одновременно «своими-чужими» – история самой Пэтчетт. В мире каждый день кто-нибудь женится и разводится, истории любви прекрасны даже спустя много лет в пересказе на семейных вечеринках («Он пришёл с бутылкой джина на чужие крестины – и встретил её»). Но вот что происходит дальше? Об этом и рассказывает Пэтчетт с тихой и неосуждающей позиции наблюдателя.

#
Цитаты (3)
3 цитаты Чтобы добавить цитату, вы должны .
5 ноября 2018 г.
Книга была про невыносимое бремя жизни: работа, дом, дружба, брак, дети - словно все, чего эти люди хотели и над чем трудились, укрепляло, как цементом, их невозможность стать счастливыми.
5 ноября 2018 г.
Дети, милые и забавные поначалу, оказались настоящими змеенышами. Старший и младший - мальчики, между ними четыре девочки. Две девочки у политика, две девочки и два мальчика у женщины - врача, в которую влюблен политик. Лишний муж, лишняя жена. Младший мальчик был невыносим. Может быть, в нем и крылась главная беда. Он был воплощением всех непреодолимых препятствий. Любовники, измученные своими браками, домами и работами, шли на любые хитрости, чтобы улучить минутку и побыть вместе, но на самом деле пытались сбежать от детей, а особенно от младшего сына.
Книгу планируют прочесть 3
Катя Кулакова
Елена Зинченко
Анонимный пользователь
Книгу прочитали 1
Анастасия Ханина
Тем, кому нравится эта книга, также понравилось

Топ