Астрид Линдгрен: лучший друг по переписке

Астрид Линдгрен: лучший друг по переписке

Доказательство того, что Линдгрен была не только гениальным писателем, но и удивительно хорошим человеком.
14 ноября 2017 г.
Астрид Линдгрен: лучший друг по переписке
Доказательство того, что Линдгрен была не только гениальным писателем, но и удивительно хорошим человеком.
14 ноября 2017 г.

Много ли вы знаете детских писателей, которые готовы искренне и много переписываться со своими читателями? В день 110-летнего юбилея Астрид Линдгрен ReadRate публикует отрывок из выходящей через пару недель книги «Ваши письма я храню под матрасом». Это эпистолярное общение известной писательницы и простой школьницы, которое длилось 30 лет и оборвалось только со смертью Линдгрен.

Из переписки Линдгрен и никому не известной школьницы видно, какой удивительный человек «мать» Пеппи, Карлсона, сыщика Калле Блюмквиста и других любимых с детства персонажей. Начиная с семидесятых годов, когда к Линдгрен пришла слава, и до самой смерти ежедневно на почту приходили пачки писем. Самых разных: от невинных детских вопросов до взрослых криков о помощи. И Астрид Линдгрен ответила каждому, причём не под копирку, а от души. Особенного внимания удостаивались письма от детей. И всё же предложения дружить по переписке Астрид отвергала. Кроме одного случая: общение с подростком Сарой растянулось на добрых 30 лет. Эти письма можно читать как удивительной глубины психологический роман, удивляясь, как хорошо Линдгрен понимала психологию ребёнка и подростка. Она не давила, не давала готовых ответов, но очень помогла своему непростому другу по переписке.

Кстати, вживую Астрид и Сара ни разу так и не встретились.

«Сара – Астрид Линдгрен.

Для Астрид Линдгрен

На книжной полке лежало письмо…

Это мне, подумала я. Мне привиделось? Я разорвала конверт, прочла адрес в левом углу. И сердце заколотилось. Не понимаю почему, но сердце у меня вечно колотится, вовремя и не вовремя. Спасибо.

Огромное спасибо за письмо! Никогда в жизни я не забуду писем от вас/вам. Как я писала то первое письмо. Ффу, у меня прямо щёки горят, как только о нём подумаю. А потом, когда вы ответили! Сначала я взбесилась и обиделась и собралась вам написать.

А потом как-то задумалась и поняла, что вы на самом деле правы. Это меня даже разозлило. А главное, я испугалась, вы плохо обо мне подумаете. (Вы же мне так нравились, в смысле ваши книги и когда я вас по телику видела.) Поэтому я и ответила. Я ужасно раскаивалась за то глупое письмо (оно правда было жутко глупое).

Сперва я, может, и надеялась на ответ. Но нельзя же хотеть сразу всё. Я даже представить себе не могла, что вы честно отвечаете на все письма и тратитесь на 65-эревую марку.

Сейчас у меня в общем всё хорошо. Но несколько месяцев назад я здорово «шалила». Убегала, воровала, прогуливала и т. д., и т. п.

Ага. Ничего хорошего, потому что меня отправили в Подростковую психиатрическую клинику в Буросе. Многие, к сожалению, считают, что это психушка. Надеюсь, вы так не думаете. Ну, это такое заведение для ребят от 12 до 18, у которых сложности. Напр., с наркотиками, нервами, выпивкой и т. п. Я туда попала, потому что боюсь темноты и дома постоянные скандалы.

Потом я вернулась домой и несколько месяцев жила тут у одних соседей, но снова пошли скандалы и я вернулась домой.

В том, что девчонка в школе втаптывала меня в грязь, я тоже виновата. Я не понимала на самом деле, что человеку, чтобы выжить, надо всегда соглашаться и подлаживаться под власть (популярных одноклассников). Разве что ты сам популярный. Для меня невыносимо, если кто-то со мной «рассорится». Слишком впечатлительная, к сожалению. Как это было ужасно… Ой-ой-ой! Никто со мной ужаснее не поступал. Может, только человек, который растрезвонил по школе, что я была «в психушке». Мне от таких вещей очень тяжело.

<…>

Захоти я правда чего-то эгоистического, то это было бы догадаетесь что? Начинается оно на Теат. Шк. Именно. Я бы даже ПЛАТИЛА за роли. В детстве я хотела стать писательницей, но не смогла написать ни одной книги – через 10-15 страниц мне надоедает. НЕ ОТВЕЧАЙТЕ! Если вам не хочется, конечно. Вы как-то вроде бы сказали по телику, что всегда отвечаете, раз уж ребёнок дал себе труд написать письмо. Но это же не труд, а удовольствие.

ПРОСТИТЕ за это длинное, занудное, тупое, неряшливое письмо.

От Сары 13 лет.

некрасивой

тупой

глупой

ленивой».

«Астрид Линдгрен – Саре Юнгкранц

Сара моя Сара, ты написала длинное и такое прекрасное письмо, что я теперь поневоле всё время о тебе думаю.

Как я понимаю, ты из тех, кому в жизни приходится непросто именно потому, что ты человек с развитым интеллектом и чуткими нервами – такие подростки всегда всё принимают близко к сердцу и в и д я т, сколько на свете происходит несчастий и нелепостей. Те, кого ничего не волнует, кто думает только, как бы покомфортнее провести время, никогда не попадут в подростковую психиатрическую клинику – для меня это означает только то, что ты ранимый человек и ничего больше, я правда считаю, что это ни в какой, даже мало-мальской степени не означает, что ты побывала в сумасшедшем доме или что ты сумасшедшая. О-хо-хо, думаю, психиатрическая клиника скоро всем нам понадобится, вот только поможет ли. Хотя тебе ведь вроде помогло – по крайней мере я надеюсь. А на идиотов с допотопными представлениями о психиатрии постарайся не обращать внимания.

Знаешь, что меня мучает ещё больше после этого твоего письма – что предыдущее столько пролежало без ответа, а тебе в это время приходилось так тяжко. Ты пишешь, что «сейчас у меня всё в общем хорошо» – надеюсь, «в общем» не означает, что ты не совсем уверена в этом «хорошо». Ты называешь себя «некрасивой, глупой, тупой, ленивой». Что ты не глупая и не тупая, можно с уверенностью сказать по твоим письмам, насчёт остального судить не берусь. Но в тринадцать лет уродом себя считает к а ж д ы й, я в этом возрасте была убеждена: я самая некрасивая и никто н и к о г д а в меня не влюбится, – но постепенно убедилась, что всё не настолько страшно.

<…> Хотелось бы знать, почему ты так боишься темноты, есть какие-нибудь предположения, с чего это у тебя? Сама я никогда её ни капли не боялась, поэтому не представляю, как это, но думаю, что ужасно. Как жаль, что ты не выросла на том смоландском хуторе – тогда всё было бы по-другому. Я очень хорошо понимаю твою любовь к Смоланду – я так же люблю Нэс, это хутор, где выросла я сама, и прототип Бюллербю.

Была бы рада получить твою фотокарточку, хоть самую маленькую. Слушай, а что, в Ульрисехамне нет ни одной театральной студии? Может, при Городской библиотеке? Как я понимаю, игра на сцене помогла бы тебе многое выплеснуть. Ты сможешь стать и настоящей актрисой, но мне не кажется, что киносъёмки в подростковом возрасте как-то могут в этом помочь. В отличие от школьного образования – но ты же ленивая, говоришь? По-моему, без школьного образования актрисой не стать, так что уж придётся подналечь на учёбу. Может, тебе это и не нужно, но постарайся почувствовать, с какой с и л о й я желаю, чтобы ты справилась. И чтобы больше не «убегала, воровала или прогуливала».

Как бы устроить, чтобы эти письма больше никто не прочёл?

Могу я писать тебе всё что угодно? До свидания, Сара моя Сара!

Астрид».

книга Ваши письма я храню под матрасом
[0]

“Милая Астрид!
Мы с вами обещали никому не показывать наши письма! А теперь они выйдут отдельной книгой. Страшно подумать, на что решилась Сара, 13 лет. Теперь кто угодно сможет прочесть то, что раньше было только между нами. Хотела бы я...

Фотография: fotki.yandex.ru
Комментарии ( 0 )
Каждую пятницу дарим подарки за лучшие отзывы.
Победителя объявляем на страницах ReadRate в соцсетях.
Топ