Lena Kuznetsova
Lena Kuznetsova
Подписчики 1
  • С нами уже: 1 год
  • Последнее посещение:
    14 мая 2017 г.
оценила книгу
и прочла книгу
Книгу оценили 9
Lena Kuznetsova
Саша Автономова
Катя Кулакова
Анастасия Ханина
Айназ Сулейманова
Sergey Chepasov
Natali Cher
Анонимный пользователь
Анонимный пользователь
14 мая 2017 г.
книга Всё, чего я не сказала
[9]

Лидия мертва. Но они пока не знают. 3 мая 1977 года, половина седьмого утра, никто не знает ничего, кроме безобиднейшего факта: Лидия опаздывает к завтраку…

Так начинается (и заканчивается) история очередной Лоры Палмер — семейная...

процитировала книгу
14 мая 2017 г.
...Джеймс раскрывает ладонь — божья коровка сползает с ногтя, бродит по пальцу, нарезает круги и завитки. Хочется впечатать кулак прямо в ухмылку Стэнли, чтоб эти косоватые зубы рассекли кожу. Но Джеймс лишь большим пальцем давит божью коровку. Панцирь щелкает, как попкорн, и насекомое рассыпается в прах цвета серы.
...Они красили один фрагмент, затем другой, и комната сияла все ярче, будто на стены ложились солнечные лучи. Докрасив, распахнули окна и устроились на кровати в центре. Квартирка был мала, до стен всего несколько футов... Проснувшись в сумерках, Джеймс заметил желтое пятнышко у нее на пальце ноги. Отыскал, где смазалось, когда Мэрилин во время любви задела стенку ногой, - пятно с монетку... Вечером они расставили мебель по местам, и пятно спряталось за комодом. Всякий раз, глядя за комод, Джеймс радовался будто сквозь сосновые ящики и сложенную одежду различал след, оставленный ее телом в его жилище.
…Ужасно хочется забраться в постель сестры и уснуть, но там мать, поэтому нельзя, и Ханна утешается, кружа по комнате, проверяя свои сокровища, выуживает их из тайников и разглядывает. На пружинах под матрасом — самая маленькая ложечка из материного сервиза. За книжками в шкафу — отцовский старый бумажник, потертая кожа истончилась как пергамент. Карандаш Нэта — от его зубов из-од желтой краски проступила древесина. Это всё неудачи. Успехи утрачены: кольцо от отцовских ключей с работы; лучшая материна помада - «матовый розовый лепесток»; кольцо настроения, которое Лидия носила на большом пальце. Эти предметы были желанны, их искали, изымали из Ханниных рук.
…Руку свело, и Лидия еле оторвала ее от рычага. Напарники, напоминала она себе. Газ и сцепление — напарники. Да только это неправда. Если один вверх, другой должен вниз.... Наверное не бывает никаких напарников. После всей этой зубрёжки в голове сейчас промелькнуло вот что: «Действию всегда есть равное и противоположное противодействие». Один вверх, другой вниз. Один получает, другой теряет. Один сбегает, другой навеки в капкане.
Lena Kuznetsova

Тонкий психологизм и внимание к деталям.

книга Всё, чего я не сказала
оставила отзыв о книге
14 мая 2017 г.
книга Всё, чего я не сказала
Lena Kuznetsova
С первых страниц я прониклась голосом автора. Какая-то особенная проницательность есть в том, как пишет Инг. Мы видим происходящее глазами каждого из пяти членов семьи Ли. Двое взрослых и трое детей. У каждого свой бэкграунд, характер, своя драма, своя «слепая» зона и угол зрения. И при этом они тесно связаны, близки и созвучны, рифмуются и в тоже время являются контрапунктом, провокацией и болью друг для друга. Оттого история объемна, глубока и многослойна. И в этих слоях сокрыты актуальные вопросы.

Инг так аккуратно переключает внимание от одного персонажа к другому, что нет ощущения разрывов и склеек, абсолютно целостное повествование. «Лидия мертва. Но они пока не знают...» Первая строчка романа. Две линии: до и после. И они ловко вплетены друг в друга и ведут нас к финалу. Но эта не та книга, которая держится только на ожидании развязки, эта книга глубокого процесса познания, в котором раскрываются персонажи через острые конфликты, где на весах ценности каждого из них трещат по швам. Инг ведет свой рассказ абсолютно спокойным, но совсем не равнодушным тоном. Выписывает своих персонажей так филигранно, что мы живем и дышим вместе с каждым. Кажется, что это чудо, но на самом деле это кропотливый труд и мастерство на удивление молодой писательницы. Ее умение создавать сильные сцены, протягивать между ними незримые нити, идти по острию психологически непростых вопросов и виртуозно работать с деталями.

Я даже не припомню, где еще я встречала такую тонкую работу с деталями! Божья коровка аккуратно вынутая из волос, отпечаток пальца на недавно выкрашенной стене, яйцо вкрутую раздавленное на полу... Сквозная деталь — поваренная книга матери Мэрилин с её пометками — идет через всю историю как полноценный действующий персонаж. Роман написан большими и маленькими штрихами. Но главное, про что и ради чего всё это? Для меня эта книга прежде всего про предательство себя. Но там так много всего еще, если бы это можно было уместить в один пост, то Инг и написала бы просто пост, а не роман. Стоит читать книгу и не один раз!

Да. Сильная книга! Я прониклась голосом Инг, ее умением создавать сильные сцены, протягивать между ними незримые нити, идти по острию психологически непростых вопросов и виртуозно работать с деталями. Какая-то особенная проницательность есть в том, как она пишет. Для меня эта книга прежде всего про предательство себя. Но там так много всего еще, если бы это можно было уместить в один пост, то Инг и написала бы просто пост, а не роман.
Топ