Описание

1940 год. Студента выгоняют из знаменитого московского Института философии, литературы и истории (ИФЛИ). Возлюбленная журналиста и редактора, эмигрировавшая из СССР вместе с матерью и вернувшаяся в тридцать шестом, отправлена в лагерь. Пожилой филолог маниакально убежден, что может воздействовать с помощью текстов на любого читателя, в том числе на того, от которого зависят судьбы мира. У этих трех героев есть один общий знакомый – молодой московский шофер из числа «типичных представителей». В воздухе разлито вязкое предчувствие войны, и расплачиваться за эту войну, которую бессознательно приближают трое, приходится четвертому.

Отзывы ( 4 )
4 отзыва Чтобы добавить отзыв, вы должны .
Каждую пятницу дарим подарки за лучшие отзывы.
Победителя объявляем на страницах ReadRate в соцсетях.
ReadRate
16 августа 2017 г.

«Июнь», первая после долгого перерыва художественная книга Дмитрия Быкова, читается и ложится на душу так же легко, как и его знаменитые обильные лекции по литературе. Все три персонажа «Июня» – люди из мира слов, далёкие от быта советских рабочих столовых и пятилеток. Неизбежно сталкиваясь с реальностью, они погружаются в неё с любопытством исследователя, теряя при этом бдительность. Будущий поэт, студент знаменитого московского ИФЛИ (Институт философии, литературы и истории). Большая любовь редактора и журналиста, фактически сбежавшая из страны. Пожилой филолог, исповедующий религию текста. Три сюжета из предвоенного времени, ситуации, пропитанные ожиданием войны, кулуарные филологические разговоры о глобальной мировой вине и необходимости её искупления. «Июнь» – роман безусловно филологический, и этим прекрасен. Он предлагает неожиданную, нестандартную точку зрения на причины начала войны. Отдельно стоит упомянуть эффектную обложку книги: стилизация под дело из архивов КГБ добавляет «Июню» достоверности.

#
Анастасия Ханина
16 августа 2017 г.

Только что дочитала "Июнь" Дмитрия Быкова. Я неравнодушна к этому автору, поэтому не очень объективна. Каждый раз, когда я читаю его книгу, представляю, как он сидит и рассказывает одну из своих шедевральных лекций по литературе. Вот этот роман, как лекция - очень обильный на факты, нафаршированный идеями, удивляющий смелыми сравнениями. С одной стороны, просто прекрасный. С другой, как обычно у Быкова, слишком обильный. Там так всего много, что половина из этого "много" исчезает, не успевает считаться.
Три истории из жизни советской интеллигенции перед самым началом войны. Июнь - это июнь 1941 года, разлитое в воздухе ожидание войны. В каждой из этих трех историй своя версия происхождения войны, не историческая, не политическая, а человеческая. Если коротко, война - единственно возможный вариант искупить все то, что происходит. Интересная, смелая версия, а как ее объяснить - надо читать у героев, у них это так талантливо сделано, что пересказывать не имеет смысла.
Особенно меня удивила вторая история. Фактически это художественное переложение истории Али Эфрон и ее гражданского мужа Мули Гуревича. Во-первых, Быков этого даже не скрывает, все факты один к одному. Во-вторых, Быков не раз в своих лекциях говорил, что идеал женщины для него именно Аля Эфрон и было любопытно прочитать, как он художественно интерпретировал историю ее непростой жизни.
А в целом впечатление - оглушающее. В "Июне" так всего много, что теперь долго придется переваривать. Все в нем хорошо, все прекрасно, а вот переварить трудно. Слишком обильно. Но читать определенно стоит.

#
Игорь Аксенов
2 декабря 2017 г.

Дочитал... Уфф... Прежде мне нравился Быков. Нынче он перердился в какого-то шендеровича с амбициями и претензиями. То, что прежде было идеями, пусть и завиральными, но оригинальными, нынче превратилось в карманы, полные фиг. Кровная обида у меня за Самойлова. Он оказывается стал прототипом Гвирцмана. Один из главных русских поэтов, великолепный остроумец, всеобщий любимец, бравый разведчик у Быкова превращается в угрюмого пи..острадальца, прости, Господи. Что Цветаева - скверная баба - отдельный разговор, но ведь она ещё и поэт какбэ. Можно бы и реверанс сделать, блин. Третья же часть - ващще махровая завиральщина пополам с самообожанием. Все. Решительно вычеркиваю Быкова из грядущего своего мастрида

#
Іра Ніколенко
29 января 2018 г.

Первая часть о студенте - сочная, яркая, оторваться не было сил. Вторая - интересная, но что-то пошло не так, а третья - враки же, еле прочитала.

#
Цитаты (3)
3 цитаты Чтобы добавить цитату, вы должны .
6 января 2018 г.
Отец дал ему благожелательный подзатыльник, по радио послышались гудки и отдаленный колесный шум, и с шестым ударом курантов наступил сорок первый год. Миша задумался: если как встретишь, так и проведешь, то что ему сулит именно этот год?
5 февраля 2018 г.
Человека, употребляющего в поэзии слово «тихонько», следует до конца дней разжаловать в детские поэты и обязать писать про зайку.
Книгу планируют прочесть 25
Яна Дозорцева
Юлия Астахова
Татьяна
Середа Вадим
Роза Хамаганова
Ольга Барсеньева
Екатерина
Дмитрий Купцов
Дмитрий
Виталий Зуевский
Книгу прочитали 10
Олег Зайцев
Максим Никулин
Іра Ніколенко
Игорь Аксенов
Анастасия Ханина
Алексей ***
Sergey Chepasov
Misha Zhorzholiani
Mariazelle
Andrei Pavlenko
Тем, кому нравится эта книга, также понравилось

Топ