Описание

"Настоящая литература может быть там, где ее делают не исполнительные и благодушные чиновники, а безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики". Это писательское кредо Евгения Замятина. Именно таким он и был - неисправимым революционером в искусстве, еретиком, "неудобным" автором, отстаивающим свое право на самостоятельность мысли. Свидетельство тому - его главное произведение, роман "Мы" - смелая антиутопия, роман-предупреждение, действие которого происходит в XXIX веке, в обществе, где достигнуто всеобщее математически выверенное счастье путем упразднения свободы, человеческой индивидуальности, права на собственное мнение. Написанный в 1920 году роман был впервые опубликован на родине автора только в 1988-м.

Отзывы ( 6 )
6 отзывов Чтобы добавить отзыв, вы должны .
Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Евгения Хохлова
9 августа 2014 г.

Хранители, подслушивающие все и всех, стеклянные многоэтажки, в которых не скрыться от чужих глаз, не расслабиться, не уединиться.... Нет любви, секс в строго отведенное время по карточкам. Нет имени, нет индивидуальности, нет свободы. Есть МЫ - серая масса одинаковых людей, время которых расписано по минутам. И один единственный личный час, да и тот проходит в маршах "мерными рядами, по четыре, восторженно отбивая такт". Да и его следовало бы отменить... Никакого бреда, никаких нелепых метафор, никаких чувств: только факты". Только хардкор) А Душа?... Душа - это болезнь!

#
Дмитрий Сергеев
24 ноября 2014 г.

Сложный язык ,но интересный сюжет .

#
Rika
4 марта 2018 г.

Книга о сексе и как он может стать причиной революции.

Как бы сильно не хотелось сосредоточиться на математических вычислениях, посвятить себя анализу геометрических фигур, вожделение затмевает всё. Жизнь у Д-503 настолько скудна, что автор на протяжении всего произведения вдаётся в одни и те же описания одних и тех же персонажей: гувернантка, полицейский, местная кокетка, музейная бабуля и т.д.

Так ярко описать абсолютное уныние, заключенное в безжалостную систему, можно только неизменными локациями, где перебывает Д-503 и постоянным нахождением рядом с ним всё тех же персонажей. Из этого унылого безобразия спасает только секс. И иногда напряжённо-эмоциональные моменты в состоянии героя, которые тоже выглядят достаточно скудно и повторяются. Книга рассыпается на множество циклов, начинающихся и завершающихся через одну главу.

Евгению Замятину удалось заключить читателя в клетку 4х4, где, как и главный герой, он перестаёт развиваться и становится вуайеристом. В буквальном смысле – заглядываем за шторы, не предоставляя талон. Кажется, только за розовой тканью начинается какой-то сюжет, но нас в него никогда не посвящают.
В итоге, рукопись главного героя становится для него истинным откровением, превращает из цифры в человека. Достигается это откровение за счёт эмоциональных потрясений, основанных на любовной страсти. Герой рад об этом думать постоянно. И революция уже не важна, и этот чёртов «Интеграл», главное – запустить свои волосатые руки в что-то тёплое.

Антиутопия, ставшая эротическим романом. Автор тысячу раз намекает, что всё, что существует, кроме любви, не важно. В итоге, всё население этого маленького квадратного мира совместно совокупляется, громко создавая вибрации «МЫ»! «МЫ» - это два и более соединённых тела в сладостном совокуплении. Так почему же нам не закрыть шторы сейчас?

3 и 5

#
Влад Шерышев
5 июля 2018 г.

Мелодраматические записки идиота из тонущей антиутопии. Интересно только как артефакт истории фантастики.

#
Mikhail Starodubtsev
31 января 2019 г.

6,5 из 10.

#
Лина Сакс
3 ноября 2019 г.

Мы не рабы, рабы не мы.

Подходила к книге с большой осторожностью, опасалась, что сейчас, тот кто застал Ленина и Дзержинского начнет говорить, как плохо, то что они сделали. А я безмерно этого не люблю. И первые строки книги меня сразу настроили против Замятина, да пусть меня простит за это автор, но думаю, все это было сделано специально, потому что по мере чтения романа ты начинаешь понимать, это не наезд на дело революции, это страх того, во что может вылиться красивейшая идея, если попадет в руки идиотов. Опасение, крик, предупреждение. И в этом ты полностью согласен с автором, мало того, ты сейчас видишь то, что он описал.

Помните, (ну или обратите внимание, когда будет читать), что автор пишет в самом начале:

"Вам предстоит благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах — быть может, еще в диком состоянии свободы. Если они не поймут, что мы несем им математически безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми. Но прежде оружия мы испытываем слово."

Почти сразу вспоминается сучка Мизулина, которая так же перевирала понятия:

"Наличие у человека большого количества прав ограничивает его свободу, в то время как запреты в правовой системе, наоборот, подразумевают свободу выбора."
Вот и начинается мир, где нам постараются под благостным предлогом удалить душу и создать послушных рабов, потому что удаляльщики считают, что будут жить вечно и очень боятся потери власти. Мы уже не мир свободных, нам осталось полшага обратно до мира рабов.

Книга красивая. Книга пугающая. Ты видишь, как постепенно, то прекрасное, на чем строилась идея менялось, заменялось, интерпретировалось. Призыв остался, но исказился. А люди не видят, не понимают, не осознают. Тебя раздражает при чтении главная героиня, но ты начинаешь понимать, что она единственная, глядя на детей, занимаясь преподаванием начинает понимать вывернутость мира, может и не единственная, но в этой книге она и есть свобода. Она предлагает выбор, она пытается достучаться до мозга, она собирает и объединяет людей, чтобы встряхнулись, осознали происходящее, наконец-то очнулись от сна в своем хрустальном гробу. За нее печально, потому что ты не чувствуешь рядом с ней твердой руки, что поможет, рядом с ней люди, которые еще пока не уравновешены. Они колеблются. Рвутся вперед, но не умеют туда смотреть, не умеют анализировать, поднимать и расшатывать массы, не умеют заражать массы идеей. Читая книгу ты уже понимаешь, чем все закончится, потому что, если свобода всего лишь девочка, а не Феликс, то разве справиться ей со змеей обмана, что веками опутывает мир. Она лишь может кричать, призывать, поднимать массы, как Роза, но вести, удерживать, осознавать, когда произойдет предательство она не может, поэтому такие Розы гибнут. Возможно именно Розу в образе I и описывал автор, человека, чью несчастную судьбу мы знаем и если мы в сознании, то горюем и злимся.

"Мы" невероятный роман. Он вдохновляет. И кажется не только читателей и Оруэлла) но такое чувство, что и Адамса Дугласа, который заявляет ответом на вопрос о смысле "42".

"Вечно влюбленные дважды два,
Вечно слитые в страстном четыре,
Самые жаркие любовники в мире —
Неотрывающиеся дважды два…"

И маленькое, кстати, о том, что чувствуется, когда написан роман, время проникает сквозь строки:

"Воздух - из прозрачного чугуна"

Если вчитываться в книги того времени, то там довольно часто мелькают такие металлургические сравнения. Железо, чугун, стальная роза, железные шипы... Красиво и романтично одновременно, такие описания, так наполняющие литературы были только тогда.

Книга, которую надо читать и понимать. Тут не просто, тут столько подводных камней, чтобы согласиться с постоянством, с искажением идеи и не заметить, что ты это сделал, тут нужно все время анализировать, о чем кричит автор, что он пытается донести до читателя, чего на самом деле боится.

#
Цитаты (51)
51 цитата Чтобы добавить цитату, вы должны .
14 марта 2013 г.
Вчерашний день был для меня той самой бумагой, через которую химики фильтруют свои растворы: все взвешенные частицы, все лишнее остается на этой бумаге. И утром я спустился вниз начисто отдистиллированный, прозрачный.
10 июня 2013 г.
.Вот этого я никак не могу осмыслить. Ведь как бы ни был ограничен их разум, но все-таки должны же они были понимать, что такая жизнь была самым настоящим поголовным убийством — только медленным, изо дня в день. Государство (гуманность) запрещало убить насмерть одного и не запрещало убивать миллионы наполовину.
2 июля 2013 г.
А это разве не абсурд, что государство (оно смело называть себя государством!) могло оставить без всякого контроля сексуальную жизнь. Кто, когда и сколько хотел… Совершенно ненаучно, как звери. И как звери, вслепую, рожали детей. Не смешно ли: знать садоводство, куроводство, рыбоводство (у нас есть точные данные, что они знали все это) и не суметь дойти до последней ступени этой логической лестницы: детоводства
2 июля 2013 г.
Судя по дошедшим до нас описаниям, нечто подобное испытывали древние во время своих «богослужений». Но они служили своему нелепому, неведомому Богу – мы служим лепому и точнейшим образом ведомому; их Бог не дал им ничего, кроме вечных, мучительных исканий: их Бог не выдумал ничего умнее, как неизвестно почему принести себя в жертву – мы же приносим жертву нашему Богу, Единому Государству, – спокойную, обдуманную, разумную жертву.
28 августа 2013 г.
Я чувствую себя. Но ведь чувствуют себя, сознают свою индивидуальность - только засоренный глаз, нарывающий палец, больной зуб: здоровый глаз, палец, зуб - их будто и нет. Разве не ясно, что личное сознание - это только болезнь.
15 марта 2015 г.
Человек перестал быть диким животным только тогда, когда он построил первую стену. Человек перестал быть диким человеком только тогда, когда мы построили Зеленую Стену, когда мы этой Стеной изолировали свой машинный, совершенный мир — от неразумного, безобразного мира деревьев, птиц, животных…
21 марта 2015 г.
Разумеется, это непохоже на беспорядочные, неорганизованные выборы у древних, когда — смешно сказать — даже неизвестен был заранее самый результат выборов. Строить государство на совершенно не учитываемых случайностях, вслепую — что может быть бессмысленней?
13 июля 2015 г.
Значит — любишь. Боишься — потому, что это сильнее тебя, ненавидишь — потому что боишься, любишь — потому что не можешь покорить это себе. Ведь только и можно любить непокорное.
2 августа 2015 г.
Верите ли вы в то, что вы умрете? Да, человек смертен, я – человек: следовательно… Нет, не то: я знаю, что вы это знаете. А я спрашиваю: случалось ли вам поверить в это, поверить окончательно, поверить не умом, а телом, почувствовать, что однажды пальцы, которые держат вот эту самую страницу, – будут желтые, ледяные…
21 ноября 2015 г.
Свобода и преступление так же неразрывно связаны между собой, как… ну, как движение аэро и его скорость: скорость аэро = 0, и он не движется; свобода человека = 0, и он не совершает преступлений.
11 сентября 2017 г.
были широко распахнутые мне золотые глаза – и через них я медленно входил внутрь, все глубже. И тишина – только в углу – за тысячи миль – капают капли в умывальнике, и я – вселенная, и от капли до капли – эры, эпохи…
24 января 2018 г.
Милый мой: ты – математик. Даже – больше: ты философ – от математики. Так вот: назови мне последнее число.
– То есть? Я… я не понимаю: какое – последнее?
– Ну – последнее, верхнее, самое большое.
– Но, I, – это же нелепо. Раз число чисел – бесконечно, какое же ты хочешь последнее?
– А какую же ты хочешь последнюю революцию? Последней – нет, революции – бесконечны. Последняя – это для детей: детей бесконечность пугает, а необходимо – чтобы дети спокойно спали по ночам…
14 апреля 2018 г.
Боишься – потому что это сильнее тебя, ненавидишь – потому что боишься, любишь – потому что не можешь покорить это себе. Ведь только и можно любить непокорное.
17 апреля 2018 г.
Нож – самое прочное, самое бессмертное, самое гениальное из всего, созданного человеком. Нож – был гильотиной, нож – универсальный способ разрешить все узлы, и по острию ножа идет путь парадоксов – единственно достойный бесстрашного ума путь…
21 апреля 2018 г.
Если бы человеческую глупость холили и воспитывали веками так же, как ум, может быть, из нее получилось бы нечто необычайно драгоценное.
30 октября 2018 г.
Почему танец красив? Ответ: потому что это несвободное движение, потому что весь глубокий смысл танца именно в абсолютной, эстетической подчиненности, идеальной несвободе. И если верно, что наши предки отдавались танцу в самые вдохновенные моменты своей жизни (религиозные мистерии, военные парады), то это значит только одно: инстинкт несвободы издревле органически присущ человеку, и мы в теперешней нашей жизни – только сознательно…
30 октября 2018 г.
Вечер. Легкий туман. Небо задернуто золотисто-молочной тканью, и не видно: что там – дальше, выше. Древние знали, что там их величайший, скучающий скептик – Бог.
30 октября 2018 г.
– Ты любишь туман?
Это древнее, давно забытое «ты», «ты» властелина к рабу – вошло в меня остро, медленно: да, я раб, и это – тоже нужно, тоже хорошо.
– Да, хорошо… – вслух сказал я себе. И потом ей: – Я ненавижу туман. Я боюсь тумана.
– Значит – любишь. Боишься – потому что это сильнее тебя, ненавидишь – потому что боишься, любишь – потому что не можешь покорить это себе. Ведь только и можно любить непокорное.
30 октября 2018 г.
А все-таки – поймите это, все-таки этого Бога веками славили как Бога любви. Абсурд? Нет, наоборот: написанный кровью патент на неискоренимое благоразумие человека.
27 сентября 2019 г.
Вы вдумайтесь. Тем двум в раю — был предоставлен выбор: или счастье без свободы — или свобода без счастья, третьего не дано. Они, олухи, выбрали свободу — и что же: понятно — потом века тосковали об оковах.
Книгу планируют прочесть 160
Яна Сафонова
Яна Владыкина
Юрий
Юля Коротнюк
Юлия Астахова
Эркекан Орозалиева
Читаем вместе
Тимур Надыров
Татьяна Трифонова
Татьяна М***
Книгу прочитали 413
Яна Трункова
Яна Зуева
Юра Сластя
Юлька Кошевая
Юлия Юдина
Юлия Шайтанова
Юлия Сердюк
Юлия Семёнова
Юлия Кисенко
Юлия Афлетунова
Тем, кому нравится эта книга, также понравилось

Топ