9 августа 2015 г.
Процитировала «Антоний и Клеопатра» 9 августа 2015 г.

Как это странно,
Что достиженье нашей высшей цели
Оплакивать природа нам велит.

книга Антоний и Клеопатра
1 августа 2015 г.
Процитировала «Валентин Распутин. Повести» 1 августа 2015 г.

Э-эх, до чего же мы все добрые по отдельности люди и до чего же безрассудно и много, как нарочно, все вместе творим зла!

книга Валентин Распутин. Повести
1 августа 2015 г.
Процитировала «Антоний и Клеопатра» 1 августа 2015 г.

Пусть боги нам определят судьбу,
Мы ж силы все положим на борьбу.

книга Антоний и Клеопатра
1 августа 2015 г.
Процитировала «Антоний и Клеопатра» 1 августа 2015 г.

Как часто
Хотим вернуть мы то, что лишь недавно
С презрением отшвыривали прочь,
А то, что нынче нам приятно, вдруг
Становится противным.

книга Антоний и Клеопатра
1 августа 2015 г.
Процитировала «Тринадцатая сказка» 1 августа 2015 г.

У всех нас есть свои печали и горести, и, хотя их тяжесть, очертания и масштабы различны в каждом отдельном случае, цвет печали одинаков для всех.

книга Тринадцатая сказка
1 августа 2015 г.
Процитировала «Война и мир» 1 августа 2015 г.

Он всю жизнь свою смотрел туда куда-то, поверх голов окружающих людей, а надо было не напрягать глаз, а только смотреть перед собой.

книга Война и мир
1 августа 2015 г.
Процитировала «Война и мир» 1 августа 2015 г.

Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся с смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сражения не распоряжения главнокомандующего, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этой силой и руководил ею, насколько это было в его власти.

книга Война и мир
1 августа 2015 г.
Процитировала «Война и мир» 1 августа 2015 г.

Для тех людей, которые привыкли думать, что планы войн и сражений составляются полководцами таким же образом, как каждый из нас, сидя в своем кабинете над картой, делает соображения о том, как и как бы он распорядился в таком-то и таком-то сражении, представляются вопросы, почему Кутузов при отступлении не поступил так-то и так-то, почему он не занял позиции прежде Филей, почему он не отступил сразу на Калужскую дорогу, оставил Москву, и т. д. Люди, привыкшие так думать, забывают или не знают тех неизбежных условий, в которых всегда происходит деятельность всякого главнокомандующего. Деятельность полководца не имеет ни малейшего подобия с тою деятельностью, которую мы воображаем себе, сидя свободно в кабинете, разбирая какую-нибудь кампанию на карте с известным количеством войска, с той и с другой стороны, и в известной местности, и начиная наши соображения с какого-нибудь известного момента. Главнокомандующий никогда не бывает в тех условиях начала какого-нибудь события, в которых мы всегда рассматриваем событие. Главнокомандующий всегда находится в средине движущегося ряда событий, и так, что никогда, ни в какую минуту, он не бывает в состоянии обдумать все значение совершающегося события.

книга Война и мир
1 августа 2015 г.
Процитировала «Война и мир» 1 августа 2015 г.

Этот дуб как будто говорил: «Весна, и любовь, и счастье! И как не надоест вам все один и тот же глупый, бессмысленный обман! Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинокие, и вон я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, выросшие из спины, из боков — где попало. Как выросли — так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».
...
Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром сочной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и недоверия — ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробивались без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их. «Да это тот самый дуб», — подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления.

книга Война и мир
1 августа 2015 г.
Процитировала «Война и мир» 1 августа 2015 г.

как говорит Стерн: " мы не столько любим людей за то добро, которое они нам сделали, сколько за то добро, которое мы им сделали."

книга Война и мир