Beschreibung

Роман современной американской писательницы, уроженки Австралии. Колин Маккалоу "Поющие в терновнике" (1977) - романтическая сага о трех поколениях австралийских тружеников, о людях, трудно ищущих свое счастье. Воспевающая чувства сильные и глубокие, любовь к родной земле, книга эта изобилует правдивыми и красочными деталями австралийского быта, картинами природы.

Rezensionen ( 8 )
8 Rezensionen Um ein Rezension zu hinterlassen, müssen Sie sich .
Every Friday we give gifts for the best reviews.
The winner is announced on the pages of ReadRate in social networks.
Оксана Остах
11. Februar 2013

Очень понравилась эта книга. В ней показано само течение жизни.

#
Ди Долженко
5. Mai 2014

Невероятно чувствительная книга! (Ну или я такая) Книга полна любви и горечи, страданий и радости. Одним словом я в восторге! Течение жизни показано тут как нельзя лучше. А когда читаешь проживаешь вместе с персонажами. Главная героиня и главный герой обворожительны! Советую всем!

#
Павел Антонян
19. September 2014

С одной стороны книга очень разноплановая. С другой - это все же любовный роман. Ни исторический задник, не масштабное повествование этого не отменяют. Это не хорошо и не плохо, весь вопрос в том, любите ли вы подобное или нет.

#
Ольга Шатрова
3. Januar 2015

Книга рассказывает о жизни маленькой девочки, которая с годами превращается в прекрасную женщину, прошедшую через бедность и любовь, горе и отчаяние, но не потерявшую себя, не сдавшуюся.
Повествование начинается с того, что Мэгги Клири всего 4 года, она растет в окружении старших братьев и родителей Фионы и Пэдди, жизнь которых отнюдь не сладка. Работа стригалем изматывает, а уход за домом и многочисленными детьми явно не прибавляет сил и здоровья. У Мэгги чудесные рыжие кудряшки, большие глаза и вера в лучшее. Но учеба в школе дается не так легко, как могло быть, братья отрывают волосы у любимой куклы и кажется, что всё ужасно и никто не может помочь, кроме старшего брата Фрэнка, который из-за характера пускает собственную жизнь под откос. Единственным светлым пятнышком в жизни девочки остается Ральф де Брикассар, священник, который с первого взгляда записал Мэгги в свои любимицы.
Засухи и пожары, тюрьма и смерть близких, обет безбрачия и мужская жестокость - со всем этим сталкивается Мэгги и угасает, замыкается в себе и становится равнодушной.
Что может помочь этой девушке, пережившей слишком много горя и потрясений?
Только он, он один.
Рекомендуется к прочтению романтичным натурам и всем любителям качественной литературы.

#
Татьяна Аверченкова

Теперь это одно из моих самых любимых произведений. Лично мне было сложно оторваться, буквально проглотила его. Всем рекомендую. Потрясающее!

#
Евгения Мир
15. September 2015

Очень люблю эту книгу,и теплыми мыслями вспоминаю пору, когда я с ней познакомилась. Советую укутаться поудобнее в теплое одеялко, заварить чай и приступить к чтению..гарантирую неизгладимое впечатление.

#
Лина Сакс
3. Juli 2017

1. Это совсем не о поющих в терновнике. Это книга о очень большом имении.
2. Что-то как-то странно читать, что все мужики в семье такие скромняги, что с девочками ни-ни. При этом они на танцы ходили, как-то там себя вели, а потом, как отрезало!
3. Я, конечно, верю, что инфаркты и у молодых случаются, но вот чтобы у таких молодых, не спортсменов - это мне с трудом верится. Лучше бы его течением на дно утащило, я бы в это больше поверила.
4. Что-то мужик, как говно в проруби. Очень бесит подобное в главных героях. Баба тоже не подарок.
5. Интересно было следить за историей страны. Понравился Лион, хотя тоже "посижу, подожду" - меня подбешивало, но хоть один герой, который чего хотел, то и получил. На этом все положительное для меня и закончилось.

#
Jane
15. August 2017

Многие относят данное произведение к любовной лирике, я в свою очередь этого сделать не смогла. Да, в романе много мелодрамного привкуса, но для меня эта книга оказалась больше о силе воле, стремлении, трагизме нежели о любви. Немного скептично я относилась сев за прочтение данной саги, но после того, как была прочтена последняя страница и закрыт корешок книги я пришла к выводу, что книга оставила во мне более положительного чем отрицательного и возник вопрос "А смогла ли я?Смогла ли я пережить так стойко тяготы судьбы как это выпало семейству Клири, в особенностям женщинам?". Помимо неспешного течения повествования, приятного слога меня восхищали своей стойкостью и выдержкой женщины поколения Клири. В современном обществе едва ли много тех, кто так бы самозабвенно смог отдаться сельской жизни, кто так стойко переносил утраты. Данная книга наводит на мысли, что порой нет ничего иного как просто смирится и продолжить жить дальше пребывая в постоянной борьбе с самим собой, своими чувствами, болью, одиночеством. Это и есть смирение. Смирение и стойкость, твердость характера и гордость вот моя краткая характеристика романа "Поющие в терновнике". "Но мы, когда бросаемся грудью на тернии, - мы знаем. Мы понимаем. И все равно - грудью на тернии. Так будет всегда" (с)

#
Zitate (20)
20 Zitate Um ein Zitat hinzuzufügen, müssen Sie sich .
16. August 2013
все лучшее покупается лишь ценою великого страдания…
16. August 2013
Мы сами создаем для себя тернии и даже не задумываемся, чего нам это будет стоить. А потом только и остается терпеть и уверять себя, что мучаемся не напрасно.
А знаешь, отчего родятся дети, Мэгги?
— Ну, конечно, — с важностью сказала она, радуясь, что у нее есть хоть какие-то познания. — Их отращивают, отец Ральф.
— А почему они начинают расти?
— Потому что хочешь ребеночка.
— Кто тебе это сказал?
— Никто. Я сама догадалась.
А все же память неосязаема, как ни старайся, подлинное ощущение не вернешь, остается лишь призрак, тень, грустное тающее облачко.
Никому и никогда не испытать чужую боль, каждому суждена своя
Птица с шипом терновника в груди повинуется непреложному закону природы; она сама не ведает, что за сила заставляет ее кинуться на острие и умереть с песней. В тот миг, когда шип пронзает ей сердце, она не думает о близкой смерти, она просто поет, поет до тех пор, пока не иссякнет голос и не оборвется
Птица с шипом терновника в груди повинуется непреложному закону природы; она сама не ведает, что за сила заставляет ее кинуться на острие и умереть с песней. В тот миг, когда шип пронзает ей сердце, она не думает о близкой смерти, она просто поет, поет до тех пор, пока не иссякнет голос и не оборвется дыхание. Но мы, когда бросаемся грудью на тернии, — мы знаем. Мы понимаем. И все равно — грудью на тернии. Так будет всегда.
1. August 2015
Пора проститься с Дрохедой. Давно пора. Пусть круговорот возобновят новые люди. Я сама так устроила свою судьбу, мне некого винить. И ни о единой минуте не жалею.
CK
CK
11. Oktober 2015
А все же память неосязаема, как ни старайся, подлинное ощущение не вернешь, остается лишь призрак, тень, грустное тающее облачко.
6. Januar 2016
Слезы сестры их ничуть не трогали, а Мэгги и не подумала где-то искать помощи: так уж было заведено в семье Клири — не можешь сам за себя постоять, так не надейся на поддержку и сочувствие, даже если ты девчонка.
Она ласково погладила его обнаженную до локтя руку.
— Ральф, милый, я понимаю. Знаю, все знаю… в каждом из нас есть что-то такое — хоть кричи, хоть плачь, а с этим не совладать. Мы такие как есть, и ничего тут не поделаешь. Знаешь, как та птица в старой кельтской легенде: бросается грудью на терновый шип и с пронзенным сердцем исходит песней и умирает. Она не может иначе, такая ее судьба. Пусть мы и сами знаем, что оступаемся, знаем даже раньше, чем сделали первый шаг, но ведь это сознание все равно ничему не может помешать, ничего не может изменить, правда? Каждый поет свою песенку и уверен, что никогда мир не слышал ничего прекраснее. Неужели ты не понимаешь? Мы сами создаем для себя тернии и даже не задумываемся, чего нам это будет стоить. А потом только и остается терпеть и уверять себя, что мучаемся не напрасно.
— Вот этого я и не понимаю. Мучений. — Он опустил глаза, посмотрел на маленькую руку — она так нежно поглаживала его по руке, и от этого так нестерпимо больно. — Зачем эти мучения, Мэгги?
— Спроси Господа Бога, Ральф, — сказала Мэгги. — Он-то знаток по части мучений, не так ли? Это он сотворил нас такими. Он сотворил наш мир. Стало быть, он сотворил и мучения.
Чтение распахнуло перед нею двери в чудесный, увлекательнейший мир.
Вообще-то я не люблю откровенной лести, но с вами никогда не знаешь, - пожалуй, в этой откровенности кроется смысл более глубокий. Некая приманка, клок сена перед носом у осла.
Я самая обыкновенная женщина, вы же знаете, я не честолюбивая, и не такая уж умная, и не очень-то образованная. И мне не так много надо - мужа, детей и свой дом. И чтоб меня немножко любили - хоть кто-нибудь.
Есть у человека сыновья - значит, он воистину настоящий человек и настоящий мужчина.
v
v
16. April 2017
вдруг станешь кому-то нужен как воздух и кто-то станет как воздух нужен тебе.
— Вот побывали бы у нас там, так поняли бы. Если ваше имя произносить по-моему, оно на слух австралийца волшебное. Ливень. Проливной дождь. Он дает жизнь пустыне.
От неожиданности Лион уронил сигарету.
— Джастина, уж не собираетесь ли вы в меня влюбиться?!
— До чего самонадеянный народ мужчины! Мне жаль вас разочаровывать, но, — нет, ничего похожего. — И, как будто желая искупить свою резкость, тихонько тронула его руку. — Нет, тут другое, гораздо лучше.
— Что может быть лучше, чем влюбиться?
— Да почти все. Не хочу я, чтобы без кого-то жить было невозможно. Не надо мне этого!
— Вот побывали бы у нас там, так поняли бы. Если ваше имя произносить по-моему, оно на слух австралийца волшебное. Ливень. Проливной дождь. Он дает жизнь пустыне.
От неожиданности Лион уронил сигарету.
— Джастина, уж не собираетесь ли вы в меня влюбиться?!
— До чего самонадеянный народ мужчины! Мне жаль вас разочаровывать, но, — нет, ничего похожего. — И, как будто желая искупить свою резкость, тихонько тронула его руку. — Нет, тут другое, гораздо лучше.
— Что может быть лучше, чем влюбиться?
— Да почти все. Не хочу я, чтобы без кого-то жить было невозможно. Не надо мне этого!
— Пожалуй, вы правы. Если так полюбить слишком рано, конечно, это подрезает крылышки. Ну, а что же гораздо лучше?
— Найти друга. — Она погладила его по руке. — Ведь вы мне друг, правда?
Wer möchte dieses Buch lesen? 197
Яна Потоцька
Яна Богданович
Юля Машнич
Юля Коротнюк
Юлія Серебрякова
Юлия Юдина
Юлия Люта
Эркекан Орозалиева
Фарида Хамидулина
Фарида Каримова
Wer hat dieses Buch zu Ende gelesen? 562
Януся Коба-Холостенко
Янна Идиатуллина
Янина Коптелова
Яна Лебедева
Яна Кузьмина
Юля Завальнюк
Юлька Кошевая
Юлия Юлек
Юлия Шаманаева
Юлия Тарасова
Nutzern, denen dieses Buch gefällt, gefällt auch
Top