Описание

Какая болезнь самая смертоносная?
Чума? Холера? Тиф? Рак? СПИД?
ГРИПП!
Ученые утверждают: именно гриппу принадлежит "абсолютный рекорд" по убийственной силе. Более того - ни одна война в истории человечества, включая Вторую мировую, не способна сравниться с этим вирусом по числу жертв.
Когда в 1918 году эпидемия "испанки" унесла жизни почти 100 миллионов человек, многие сочли это началом Апокалипсиса.
Что же современные ученые могут противопоставить вирусу-убийце? И, главное, - есть ли у нас шанс уцелеть при следующей пандемии?

Отзывы ( 0 )
Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Цитаты (53)
53 цитаты Чтобы добавить цитату, вы должны .
21 марта 2020 г.
Оценки разнятся от двадцати до более ста миллионов человек, но правды мы уже не узнаем никогда. Во многих странах, где свирепствовала эпидемия, статистика смертности не велась вообще, но даже в таких развитых государствах, как Соединенные Штаты, попытки подсчитывать число жертв осложнялись отсутствием методики тестирования, которая подтверждала бы, что человек умер именно от гриппа. Но даже если ориентироваться на самую низкую из приводимых цифр, количество погибших не может не потрясать. Для сравнения – к 1997 году СПИД унес 11,7 миллиона жизней. В Первую мировую войну в ходе боевых действий были убиты 9,2 миллиона человек, а общее число погибших составило 15 миллионов. На фронтах Второй мировой войны пали 15,9 миллиона. Историк Кросби заметил по этому поводу, что каково бы ни было в действительности общее число жертв гриппа 1918 года, неоспоримо одно: этот вирус «за сопоставимый период времени убил больше человеческих существ, чем любая другая болезнь за всю мировую историю».
21 марта 2020 г.
Генерал Эрих фон Людендорф, возглавлявший наиболее прославленные наступательные операции немцев, жаловался, что грипп или «фламандская лихорадка», как его называли в Германии, нарушила все его планы. Мало того, что солдатам на фронте приходилось страдать от голода, холода и сырости, прокладывая себе путь по полям, покрытым таким слоем грязи, что в ней тонули даже танки, жаловался Людендорф, так теперь на их головы свалился еще и грипп, который ослаблял бойцов физически и подавлял морально. Именно грипп, утверждал он, стал одним из факторов провала его июльского наступления – блестящего плана, осуществление которого почти гарантировало победу Германии в этой войне
21 марта 2020 г.
Двери здания почти постоянно держали открытыми для лучшего проветривания, и ужасы в стиле «Гран-Гиньоль» [2] открывались взорам всех, кто заглядывал внутрь, включая малолетних детей».
21 марта 2020 г.
Кэтрин Энн Портер, работавшая тогда журналисткой в Денвере, чудом выжила, заразившись гриппом, который погубил ее жениха. Позже эти события легли в основу ее повести «Бледный конь, бледный всадник», написанной, словно в полусне, языком кошмарных видений: «Все театры, почти все магазины и рестораны закрыты. Днем улицы оживляют только похоронные процессии, а ночью – кареты “скорой помощи”».
23 марта 2020 г.
И для большинства ответ оказался очевиден. Люди стали отсиживаться у себя дома, избегая всякого общения с родными, друзьями и соседями. В результате, оставшись без всякого ухода, больные стали умирать еще быстрее.
Цивилизованное общество на глазах рушилось. Как отмечал Фукидид, «болезнь прежде всего послужила для государства началом дальнейшего попрания законов. Теперь каждый легче отваживался на такие дела, какие прежде скрывались».
Жители Афин не раз могли наблюдать, как внезапно умирал богатый горожанин, а те, кто прежде ничего не имел, мгновенно завладевали его собственностью. Какой смысл в бережливости и в умеренном образе жизни, если в любой момент к тебе может явиться смерть, а нищие слетятся на твое имущество как стервятники? «И потому многие спешили спустить свое состояние как можно быстрее, потому что богатство, как и сама жизнь, стало видеться им слишком недолговечным».
23 марта 2020 г.
И даже когда «чума» покинула город, Афины уже не возродились в прежнем блеске. Фукидид считал, что именно ее последствия помешали афинянам победить Спарту и Пелопоннесскую лигу.
Записи Фукидида ознаменовали собой начало эпохи, когда каждая новая эпидемия стала попадать в письменные исторические хроники. По сей день никто не сумел установить, какая именно болезнь нанесла столь жестокий удар по Афинам
23 марта 2020 г.
И если разобраться, то история человечества вплоть до XX века – это зачастую история поражений людей в борьбе болезнями. С пугающей регулярностью микробы, окружающие людей с незапамятных времен, вызывали эпидемии, уничтожавшие в считанные дни население целых городов. Они всегда приходили неожиданно, а причины их возникновения оставались необъяснимыми. Были они проклятием богов? Распространялись ли они через миазмы, то есть «дурной воздух»? Этого не ведал никто, и лучшие умы своих эпох оказывались бессильны что-либо противопоставить наступлению массовых недугов
23 марта 2020 г.
В те годы болезнь оставалась для людей такой же загадочной, как и афинская эпидемия, но теперь учеными установлено, что «Черную смерть» вызывала бактерия Yersinia pestis, а основными распространителями ее стали мухи, жившие на черных крысах. Крысы, которые, как известно, издревле любят обитать в корабельных трюмах, перемещались вместе с судами из порта в порт, перенося с собой болезнь. Мухи кусали людей, и инфекция охватывала все новые регионы
23 марта 2020 г.
И жертв чумы найти было нетрудно. Джованни Боккаччо в «Декамероне» рассказал, как люди, напуганные разлагавшимися у них в домах трупами, от которых могли заразиться они сами, вытаскивали тела на улицу, оставляя их, как мусор, у своего порога
23 марта 2020 г.
В конце концов «Черная смерть» отступила, вероятно, потому, что ее бактерии уже заразили всех, кто был для них уязвим. Но в мире продолжали свирепствовать другие эпидемии, и даже такие давно известные болезни, как холера, могли порой превращаться в бедствия, сравнимые по масштабам и смертоносности с самыми ужасными бедами, которые только постигали человечество
23 марта 2020 г.
Однако убедить ему удалось далеко не всех. Гигиенист из Мюнхена Макс фон Петтенкофер продолжал настаивать, что верной была теория миазмов. Для доказательства своей правоты он попросил Коха прислать ему целую бутылку раствора, кишевшего бактериями холеры. И осушил ее до дна, после чего направил Коху торжествующее послание: «Герр доктор Петтенкофер выпил содержимое и счастлив сообщить герру профессору Коху, что по-прежнему пребывает в добром здравии». По поводу чего современный комментатор, историк медицины из Института научной истории в Лондоне Рой Портер иронично заметил: «Петтенкоферу, должно быть, невероятно повезло, и он обладал достаточно высоким содержанием желудочной кислоты, которая зачастую нейтрализует бактерии». Так Петтенкофер остался в истории изучения холеры лишь анекдотическим персонажем, потому что, как пишет Портер, теория Коха скоро окончательно восторжествовала, а сам он был полностью вознагражден и возведен в ранг чуть ли не научного пророка
23 марта 2020 г.
Единственное, о чем можно говорить с уверенностью, так это о том, что когда шумиха по поводу исследований 1918 года улеглась, загадка возбудителя инфлюэнцы стала только еще более запутанной», – писал Ричард Шоуп, человек, труды которого в дальнейшем помогли найти ключ к тайне.
Ричард Шоуп – ставший доктором простой паренек с фермы в Айове – был, если вдуматься, всеми обстоятельствами своей жизни превосходно подготовлен к тому, чтобы взяться за решение загадки гриппа 1918 года.
Шоупу едва исполнилось семнадцать, когда бостонские моряки согласились участвовать в опасном для жизни эксперименте. Он вырос в Де-Мойне в семье врача, но уже в десять лет начал доить коров, ухаживать за домашней птицей и за скотом на ферме. Обожая приволье лесов и жизнь в палатке, он каждые школьные каникулы проводил на озере Вуман в Миннесоте, где охотился и рыбачил вместе с братом
23 марта 2020 г.
Вирус желтой лихорадки стал первым вирусом человека, открытым в 1899 году Уолтером Ридом. В Институте Рокфеллера над его изучением трудились Льюис и еще пятеро ученых, причем все они погибли, так или иначе пораженные вирусом в ходе работы. А открытие вируса в то время могло быть сделано единственным путем – методом исключения. Ученые не знали, что вирус представляет собой простой узел из генов в форме ДНК и РНК, обернутый в оболочку из протеинов и липидов. Им не было известно, что именно белковая оболочка позволяет вирусам прикрепляться к клеткам. Они понятия не имели, что именно липиды на поверхности оболочки помогают вирусу проникать внутрь клетки. Тогда еще не было сделано открытие, что гены состоят из ДНК и РНК. Не успели еще изобрести и электронный микроскоп, который позволил бы увидеть вирусы. Единственное, чем располагали исследователи, были тончайшие фильтры
23 марта 2020 г.
Шоуп стремился к простому решению – выявить единственного возбудителя гриппа: бактерию или вирус. Но практика невольно подталкивала его к выводу, что грипп вызывался более чем одним возбудителем. Складывалась ситуация, с которой часто сталкиваются медики. Заболевания, в которых ученые не разобрались как следует, а к таковым относятся, например, многие болезни сердечно-сосудистой системы, спешат назвать «многофакторными», что в переводе на нормальный язык означает: если у этого недуга и есть единственная и главная причина, то извините, но нам пока не удалось ее определить
23 марта 2020 г.
Они сумели уговорить добровольцев всех возрастов из обеих стран закатать рукава и сдать кровь на анализ. А затем выделенную из крови драгоценную соломенного цвета сыворотку отправили в лаборатории, чтобы там выяснили, какие именно антитела в ней содержались и, самое главное, отличались ли антитела тех, кто пережил эпидемию 1918 года, от антител в крови людей, родившихся уже после тех роковых для мира событий.
И ответ поступил абсолютно недвусмысленный. И в Англии, и в США антитела в крови тех, кто переболел гриппом 1918 года, полностью блокировали свиной грипп Шоупа. У тех же, кто появился на свет позже, подобных антител обнаружено не было
23 марта 2020 г.
Он обнаружил вирус свиного гриппа и доказал его связь с эпидемией среди людей в 1918 году. Его стараниями укоренилось убеждение, что страшный вирус 1918 года может продолжать жить в свиньях.
Но в то же время, пусть в том и не было его прямой вины, блестящие результаты трудов Шоупа привели к одному из самых крупных в истории США судебных скандалов, связанных с ответственностью за свою деятельность поставщика товаров или услуг. В 1976 году, основываясь на его гипотезе о потенциальной опасности свиного гриппа для людей, правительство США предприняло попытку массовой вакцинации против него всего американского населения. Причем решение было принято лично президентом Джеральдом Фордом по совету наиболее авторитетных ученых страны. А началось все с того, что от свиного гриппа умер молодой военнослужащий, после чего возникли панические опасения, что смертоносный вирус 1918 года, по всей вероятности, может вернуться и захлестнуть человечество.
Вскоре выяснилось, что никакой вспышки гриппа не последовало
24 марта 2020 г.
В 1936 году было сделано открытие, что вирусы гриппа можно легко выращивать в оплодотворенном курином яйце, и это сделало их любимыми вирусами ученых. Все стало так легко! Не требовалось ни подопытных хорьков, ни даже мышей. Нужен был лишь инкубатор и немного терпения. Суть состояла в том, что вирус вводился в околоплодную жидкость, окружавшую эмбрион цыпленка.
При дыхании эмбрион то втягивает, то вытесняет эту жидкость из легких. Таким образом, вирус растет вместе с легкими эмбриона, а затем возвращается при выдохе во внешнюю среду. Проверить, развился ли вирус, тоже очень просто. От его присутствия обычно прозрачная околоплодная жидкость в течение двух дней становится мутной
24 марта 2020 г.
В 1941 году ученые установили наличие в составе вирусов особых белков, названных геммаглютининами, поскольку они заставляли красные кровяные тельца (содержащие переносчиков кислорода – молекулы гемоглобина) склеиваться или слипаться друг с другом. Если смешать сыворотку, содержащую вирусы гриппа, с красными кровяными тельцами, вирусы присоединятся к тельцам, связывая их в подобие решетки, и она опустится на дно пробирки в виде красного осадка, который и послужит несомненным признаком присутствия вирусов
24 марта 2020 г.
В девятнадцать лет Хултин закончил среднюю школу [8] и поступил на медицинский факультет университета в Упсале, в летние каникулы работая грузчиком в порту. И это ему снова понравилось – тяжелый физический труд, самые разнообразные грузы, временный разрыв с людьми своего общественного круга. Он изо всех сил старался сойти за человека из народа. Помалкивая о происхождении, он гордился своей силой и способностью выдерживать долгие смены на этой трудной работе. «Я был способен вкалывать наравне со всеми», – вспоминал он. И здесь ему очень пригодились занятия спортом в школе, где он бегал стометровки, участвовал в эстафетах, метал диск и соревновался в прыжках в высоту.
Но остальные грузчики мгновенно раскусили его. По собственному признанию, его выдал прононс: «Я говорил по-шведски так, как говорят по-английски в Оксфорде или в Кембридже». И бригада подвергла его остракизму, считая, что он обманщик, занявший место, в котором мог остро нуждаться настоящий рабочий
24 марта 2020 г.
В Айове же, напротив, студенты относились к занятиям максимально серьезно. Успех в учебе они рассматривали как ключ к преуспеванию в дальнейшей жизни. Университет становился для них первой ступенью в обществе меритократии [13] , где процветания добивались только самые способные. Среди студентов-медиков преобладали мужчины, совсем недавно вернувшиеся с фронтов Второй мировой войны, – серьезные, целеустремленные люди, состязаться с которыми в знаниях оказалось на редкость нелегко
24 марта 2020 г.
А между тем в этой области с течением времени делались открытия одно примечательнее другого. Ученым удалось установить, как вирус инфлюэнцы проникает в клетки. Подобно всем остальным вирусам, он не может существовать сам по себе, а должен обязательно просочиться внутрь клетки организма, где его единственной функцией становится размножение. Он использует молекулы клетки как механизм, производящий тысячи новых вирусов. Для того чтобы попасть внутрь клетки, а потом вырваться из нее, вирусы гриппа нуждаются в двух различных протеинах. Во-первых, в геммаглютинине, который одновременно заставляет слипаться красные кровяные тельца, но служит основным инструментом проникновения вируса в клетку, а во-вторых, в нейроминидазе, позволяющей вновь образовавшимся вирусам струей вырываться из клетки и поражать соседние. И геммаглютинин, и нейроминидаза образуют неровности на поверхности вируса, представляя собой главные цели для иммунной системы организма, стремящейся остановить вторжение вирусов
24 марта 2020 г.
Однако, как обнаружили ученые в 1957 году, человеческий организм обладает дополнительным средством защиты, чем-то вроде естественного антибиотика, который уничтожает вирусы, причем не только гриппа, но и других болезней. Этот протеин, получивший название интерферона, тоже выделяется белыми кровяными тельцами. Он вырывает клетки из-под контроля вирусов и заставляет их вырабатывать ряд белков, встающих на пути проникновения вирусов внутрь. Важнейшим из таких белков является фосфокиназа в РНК, которая не позволяет вирусам использовать РНК в качестве генетического материала для размножения.
24 марта 2020 г.
При этом, конечно же, всех снедал самый главный вопрос: были ли эти четыре случая свиного гриппа первыми признаками новой пандемии
24 марта 2020 г.
Килбурн не преминул напомнить также, что даже в разгар пандемии не менее семи процентов пациентов заболевают бессимптомным гриппом
24 марта 2020 г.
Но есть и третья категория больных, которые могут распространять инфекцию, но сами не имеют никаких ее признаков. Килбурн не преминул напомнить также, что даже в разгар пандемии не менее семи процентов пациентов заболевают бессимптомным гриппом. Одна из причин, почему грипп реже напоминает о себе летом – климатическая. Вирусы гриппа легко погибают при высокой влажности. Для быстрого расцвета и распространения им гораздо больше подходит холодный и сухой воздух американской зимы. Вот почему с приходом весны эпидемии почти всегда идут на спад
24 марта 2020 г.
Еще несколькими годами позже Нейштадт и Эрнест Мэй, историк из Гарвардского университета, проанализировали критические, с их точки зрения, моменты при принятии решения по вакцинации от свиного гриппа. И они обнаружили черты сходства с другими критическими моментами в американской истории – принятием решений о вторжении на Кубу и о начале войны во Вьетнаме. «В каждом из этих случаев, – писали они, – люди, отвечавшие за ключевые решения, или по крайней мере некоторые из них, оглядываясь назад, задавались одним и тем же вопросом: “Как, черт возьми, мы могли согласиться пойти на такое ?”»
Решение, принятое комитетом 10 марта, тоже ознаменовало собой поворотный момент, который наглядно продемонстрировал, что призрак ужасающего бедствия 1918 года одержал верх над доводами ученых-скептиков
24 марта 2020 г.
Вопрос Александра» был блистателен при всей своей простоте. Какая информация, поинтересовался он, могла бы заставить членов комитета отменить решение в пользу подготовки к иммунизации населения против свиного гриппа? Достаточно ли им было бы для этого знать, что все пациенты, заразившиеся свиным гриппом, переносили его в легкой форме? Или что свиным гриппом не болел никто, кроме солдат в Форт-Диксе? Имеет ли для них значение время, когда фиксировались заболевания, и места, где они были отмечены?
Однако, как отмечали Нейштадт и Мэй, Александр Рассел «так и не получил ответа. Между тем он сформулировал все абсолютно точно и своевременно. Продолжение разговора на эту тему неизбежно потянуло бы за собой целую цепочку других вопросов. Например, о вероятных побочных эффектах воздействия вакцины, о правильном планировании кампании, о разделении понятий «возможный» и «неизбежный», о предложении временно поместить запасы вакцины на склады и так далее».
24 марта 2020 г.
Как вспоминал позднее Джон Сил, один из представителей руководства ЦКЗ в приватном разговоре с Сенсером бросил такую фразу: «Представь себе на секунду, что разразилась эпидемия и мор среди людей. И сразу пойдут кривотолки, что у нас была возможность спасти множество жизней, существовала вакцина против пандемии, но мы положили ее в холодильники. Это само по себе станет прямым обвинением в преступном бездействии. А потом вспомнят и другое: “Они отказались хотя бы рекомендовать министру начать кампанию иммунизации”».
25 марта 2020 г.
Форд, конечно же, понятия не имел о таких нюансах. После того как никто не воспользовался предоставленным шансом наедине высказать ему сомнения, он посчитал, что сомневающихся попросту нет. И решил дать свое согласие, рассудив, по его собственному выражению, так: «Если все остальные едины во мнении, то лучше к ним присоединиться».
Президент вернулся в главный зал, пригласил Салка и Сабина присоединиться к нему, а потом вышел к прессе, чтобы объявить стране о начале беспрецедентной попытки остановить смертельную эпидемию.
Стоя рядом с Салком и Сабином, Форд начал свое обращение: «Советники поставили меня в известность о высокой вероятности возникновения на территории Соединенных Штатов с наступлением осенне-зимнего сезона эпидемии крайне опасного заболевания, если нами не будут своевременно приняты соответствующие меры».
Затем Форд подчеркнул: «Хочу быть понятым правильно. В данный момент никто в точности не знает, насколько серьезна угроза. Но мы тем не менее не можем себе позволить рисковать здоровьем нации».
25 марта 2020 г.
Кокран и Пирпойнт поинтересовались также мнениями рядовых сотрудников Центра по контролю заболеваемости, которые в частных беседах откровенно характеризовали общенациональную иммунизацию как чистой воды волюнтаризм и даже безумие
25 марта 2020 г.
И как это зачастую происходит в политике (да и в журналистике тоже), стоит в двери образоваться щелке для проникновения одного критика, как в нее тут же устремляются другие. Уже на следующий день со сходным заявлением выступил доктор Сидни Вулф – директор Центра медицинских исследований организации Рольфа Надера в Вашингтоне
25 марта 2020 г.
Нейштадт и Файнберг в своем «посмертном вскрытии» истории вакцинации от свиного гриппа не без доли иронии отметили, чем прецедент с делом Рейеса мог грозить производителям вакцины. Суд принял свое решение на том основании, что «Уиет» не обеспечила надлежащего предупреждения об опасностях применения своего продукта. «Плевать, что компания вложила в каждую упаковку вакцины четко отпечатанные листки, которые как раз содержали перечисление всех противопоказаний. Плевать, что авторитетные специалисты заявили суду, что в данном случае заболевания вакцина не сыграла никакой роли. «Уиет» должна была заплатить (и заплатила). Реальны были только страдания, а фармакологическая компания представлялась присяжным единственным большим кошельком, чтобы компенсировать их».
25 марта 2020 г.
Суть проблемы прекрасно вскрыл в письме редактору «Нью-Йорк таймс» доктор Ганс Нойманн, директор отдела профилактической медицины управления здравоохранения Нью-Хейвена. Он писал, что если прививки против гриппа будут сделаны такому большому числу американцев, у примерно 2300 случатся инсульты, а еще семь тысяч перенесут инфаркты в течение всего лишь двух дней после прохождения иммунизации. «Почему? Да просто потому, что эти цифры подсказывает обычная статистика. Так происходит вне зависимости от каких-либо вакцинаций, – писал он. – Но разве нелегко предположить, что человек, которому в полдень сделали укол, а в полночь его хватил удар, непременно свяжет эти два события между собой? Ведь, как говорили древние, post hoc, ergo propter hoc («После этого – значит, по причине этого» (лат.))
25 марта 2020 г.
Суть проблемы прекрасно вскрыл в письме редактору «Нью-Йорк таймс» доктор Ганс Нойманн, директор отдела профилактической медицины управления здравоохранения Нью-Хейвена. Он писал, что если прививки против гриппа будут сделаны такому большому числу американцев, у примерно 2300 случатся инсульты, а еще семь тысяч перенесут инфаркты в течение всего лишь двух дней после прохождения иммунизации. «Почему? Да просто потому, что эти цифры подсказывает обычная статистика. Так происходит вне зависимости от каких-либо вакцинаций, – писал он. – Но разве нелегко предположить, что человек, которому в полдень сделали укол, а в полночь его хватил удар, непременно свяжет эти два события между собой? Ведь, как говорили древние, post hoc, ergo propter hoc («После этого – значит, по причине этого» (лат.)) ».
Кроме того, продолжал Нойманн, в течение недели после прививок 45 человек заболеют энцефалитом, а более чем у девяти тысяч разовьется воспаление легких, причем от пневмонии 900 пациентов умрут. «После иммунизации? Да. В результате иммунизации? Ни в коем случае, – писал Нойманн. – И я привел лишь несколько примеров того, что может случиться с некоторыми людьми через день и через неделю после прививки».
25 марта 2020 г.
И хотя «болезнь легионеров», как стали называть новый недуг, никакого отношения к свиному гриппу не имела, члены конгресса переполошились. Ведь если бы это было началом вспышки свиного гриппа, законодатели попали бы под огонь бешеной критики, а панику среди населения невозможно было бы предотвратить никакими рассуждениями о распределении страховой ответственности. Случись народу США узнать, что ему вовремя не вкололи спасительную вакцину только потому, что конгресс отказался предоставить ее производителям юридическую защиту, это вылилось бы в политическую катастрофу. А потому конгрессмены без проволочек приняли закон об ответственности, который предусматривал, чтобы все судебные иски по поводу вакцины от свиного гриппа подавались непосредственно против федерального правительства. Этот акт был утвержден сенатом 10 августа без дальнейших слушаний или детального рассмотрения. А на следующий день его пропихнули и через палату представителей, несмотря на то что многие ее члены даже текста законопроекта в глаза не видели
25 марта 2020 г.
получившего дозу вакцины, врач сразу же заподозрит синдром Гийена-Барре, и будет велик соблазн списать его симптомы на это заболевание, не вдаваясь в детали.
А вот пациент, которому еще не сделали прививки, окажется куда более сложным случаем для диагностики. «Вы уже не будете так уверены, от какого именно недуга страдает такой человек, – продолжал Керлэнд, – зная, что существуют десятки других причин для проявления его симптоматики». Таким образом, те, кто не прошел вакцинации, не будут огульно записаны в жертвы синдрома, в то время как прошедшие ее с большой долей вероятности попадут в список таких случаев.
И вскоре Керлэнд убедился, что его опасения были небезосновательны. Буквально через несколько дней после звонка из Центра по контролю заболеваемости он знал, что уже все неврологи из клиники Майо в курсе событий. «Очень скоро широкая огласка сделала свое дело, и, как я убедился, лицам, прошедшим иммунизацию, все чаще ставили ГБС в качестве диагноза», – подытожил он
25 марта 2020 г.
Занимаясь подготовкой доклада о провале программы иммунизации, Нейштадт и Файнберг раздобыли копию этой ленты. На ней действительно была записана лекция, прочитанная доктором Полом Уэрле в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса. Вот что он говорил: «Боюсь, что заболевания, происхождение которых будет неясным или ошибочно приписанным воздействию вакцины от гриппа, отнимут у нас немало времени и сил. К примеру, в Калифорнии постоянно имеется некто, у кого начинает развиваться болезнь Ландри-Гийена-Барре-Штроля, или так называемый синдром Гийена-Барре, который проявляется спонтанно и выражается в частичном параличе и потере чувствительности. Обычно мы не можем обнаружить, что вызывает этот недуг. Но спешу вас уверить, что теперь, если у пациента появятся признаки этого синдрома и в течение примерно тридцати дней до или после этого момента ему будет сделана прививка, именно вакцину сочтут причиной либо возникновения, либо осложнения заболевания».
Следствием скороспелой кампании защитить всех американцев от свиного гриппа стала чудовищная по размерам волна судебных исков. Люди с синдромом Гийена-Барре требовали компенсаций. И не только они. Их примеру последовали пациенты, страдавшие множеством других болезней
25 марта 2020 г.
Закон позволял жертвам подавать иски в течение двух лет по возникновении проблем со здоровьем, и исковые заявления потекли нескончаемым потоком. К сентябрю 1977 года были приняты к рассмотрению 743 жалобы, общая сумма компенсаций по которым могла составить 325 671 708 долларов. Среди них выделялись 67 исков о непредумышленном причинении смерти, включая 19 – в результате осложнений синдрома Гийена-Барре, и по ним с правительства требовали взыскать в общей сложности 1 032 948 179 долларов. (Впрочем, сюда входил и один-единственный иск сразу на миллиард долларов, который впоследствии отозвали.) Нейл Ричардсон, юрист министерства юстиции, которому конгресс поручил выступить с докладом о претензиях к правительству, сообщил, что на тот момент поступало примерно 20 новых исковых заявлений в неделю, и, по его прогнозу, общее их число составит примерно две с половиной тысячи. Однако к маю 1980 года было подано уже 3917 исков на общую сумму компенсаций в более чем 3,5 миллиарда долларов.
Для судей разбор этих дел стал настоящей мукой. Ведь ни один случай не был предельно ясным, в котором бы фигурировало широко известное и четко описанное наукой заболевание
25 марта 2020 г.
И Файнсилвер принял решение создать такую комиссию, состоявшую из трех специалистов, которая помогла бы ему разгрести кипы дел о вакцине и последствиях ее применения. «Я стал первым, кто воспользовался 706-м пунктом», – не без гордости говорил он позднее.
Члены совета, в который вошли доктор Стэнли Аппел, невролог из медицинского колледжа Бэйлора в Хьюстоне, Керлэнд из клиники Майо и доктор Кларк Милликан с медицинского факультета Университета Юты в СолтЛейк-Сити, согласились проводить медицинское освидетельствование истцов, изучать документацию, представленную обеими сторонами, и принимать решение, есть ли связь между вредом, нанесенным здоровью пациента, и полученной им прививкой вакцины от свиного гриппа.
По словам Файнсилвера, его тактика сработала как нельзя лучше. Почти все из 126 дел, за исключением четырех, были улажены без необходимости в судебном разбирательстве.
Поток исков против федерального правительства все еще продолжал нарастать, но Леонард Керлэнд не мог так просто избавиться от ощущения, что с вакциной от свиного гриппа разобрались недостаточно объективно. Чем больше случаев он рассматривал, тем сильнее начинал сомневаться, что вакцина имела какое-либо отношение вообще к синдрому Гийена-Барре, а потом пришел к убеждению, что решение об их взаимосвязи принималось слишком поспешно и под давлением склонной к сенсациям прессы
25 марта 2020 г.
В истории произошли, вероятно, всего два основных события, которые определили образ мыслей специалистов в области гриппа, – объяснял доктор Кеиджи Фукуда, главный вирусолог Центра по контролю заболеваемости. – Первым из них стала пандемия 1918 года, поразившая воображение каждого самой своей громадностью. Именно тогда инфекционная болезнь погубила за столь короткое время такое огромное количество жизней. Нечто похожее наблюдалось только в XIV веке, когда свирепствовала “Черная смерть”».
25 марта 2020 г.
Вторым таким событием Фукуда считает эпопею со свиным гриппом. «Это стало своего рода антитезой катастрофы 1918 года. 40 миллионов человек получили дозы вакцины от свиного гриппа, и несколько сотен в результате заболели синдромом Гийена-Барре. А никакой эпидемии не последовало. Подобные исторические вехи остаются надолго в памяти людей науки».
31 марта 2020 г.
Тему для нее он взял с обложки журнала «Сайенс», анонсировавшей гвоздь номера – материал о глазных яблоках Джона Дальтона. Именно она самым странным образом послужила для Таубенбергера отправной точкой в работе с вирусом, который вызвал грипп 1918 года.
Джон Дальтон, чье худощавое, очень серьезное лицо в очках смотрело с обложки журнала, был легендарным химиком, родившимся в 1766 году. Этот человек первым разработал теорию атомного строения материи, предположив, что любое вещество состоит из мельчайших невидимых частиц – атомов. Он прославился настолько, что до сих в пор в память о нем существует Общество Джона Дальтона – честь, которой удостоились немногие его современники
31 марта 2020 г.
Дальтон распорядился, чтобы после его смерти ассистент произвел вскрытие его глаз и исследовал их.
И вскоре после кончины Дальтона 27 июля 1844 года в возрасте 78 лет его помощник Джозеф Рэнсом исполнил волю покойного. Он извлек из трупа глазные яблоки и перенес образец стекловидного тела одного из них на предметное стекло микроскопа. Оно оказалось совершенно прозрачным, «полностью светопроницаемым», отметил в записях Рэнсом
31 марта 2020 г.
Рэнсом пришел к заключению, что причина световой слепоты Дальтона крылась не в самих по себе его глазах, а в нервах, соединявших органы зрения с мозгом. Поскольку же Дальтон при жизни был так знаменит, а его заболевание настолько загадочно, его глазные яблоки были заспиртованы внутри сосуда и по сей день хранятся Обществом Джона Дальтона в Великобритании
1 апреля 2020 г.
Группа прилетела в Гонконг с целым списком вопросов, сформулированных детально и четко. Их миссия заключалась в том, чтобы проверить все существовавшие возможности и полностью исключить вероятность ошибок. Пусть их работа кому-то могла показаться излишне въедливой, они знали, что иначе нельзя. Если существовал альтернативный путь, которым вирус птичьего гриппа мог попасть в горловые слизи ребенка, необходимо было обнаружить его
1 апреля 2020 г.
Еще в XVII веке китайские крестьяне придумали, как уберечь урожай риса от сорняков и насекомых-вредителей, вырастив одновременно достаточное количество уток себе в пропитание. Пока рис прорастал, они запускали уток в обводненные поля. Птицы поедали насекомых и сорную траву, не трогая побегов риса. Когда же рис начинал созревать, крестьяне переводили уток в окрестные реки и пруды. Собрав урожай, их снова возвращали на осушенные поля, где они жирели на оставшихся несобранными зернах и набирали вес, чтобы самим потом пойти в пищу людям.
Но одновременно эти рачительные хозяева держали поблизости и поголовье свиней. И таким образом, по мнению Шортриджа, «одомашнивая уток, они, сами того не сознавая, готовили среду для распространения гриппа».
Шортридж отмечал, что эпидемии инфлюэнцы почти всегда начинались в Азии, а точнее – на юге Китая, где особенно развита пресловутая связка «рис – утки – свиньи». «Это отмечают все исторические хроники», – настаивает он
вчера в 11:05
Но после того как она прочла труд Кросби, на нее произвела неизгладимое впечатление сама по себе ужасающая убийственная сила болезни. Она и сейчас по памяти цитирует печальную статистику: полмиллиона умерших в США, 19 тысяч только в Нью-Йорке, полмиллиона заболевших в Квебеке, из которых 14 тысяч погибли.
«Погребальные конторы не могли удовлетворить спроса на катафалки, и тогда под них переоборудовали трамваи. Монреальский трамвай вмещал десять гробов
вчера в 11:08
Свои изыскания Данкен начала с Аляски – региона, по которому грипп 1918 года нанес особенно сильный удар. Как писал Кросби, пандемия свирепствовала по всему миру, но именно в эскимосских поселениях она уничтожала до девяноста процентов взрослого населения, убивая в первую очередь молодых людей. Только те деревни, где вовремя ввели карантин или традиционно избегали контактов с представителями внешнего мира, сумели уберечь своих обитателей. И, подобно Йохану Хултину сорока годами ранее, Данкен рассудила, что если удастся обнаружить эскимосов, умерших от гриппа 1918 года и похороненных в вечной мерзлоте, то появится шанс выявить вирус заболевания
вчера в 11:24
Встреча состоялась в апреле 1997 года, то есть менее чем через два месяца после выхода в свет статьи Таубенбергера. Двое молодых ученых сразу обнаружили, что у них много общего. Оба обладали музыкальными талантами – Данкен играла на пианино, скрипке и волынке. Таубенбергер пообещал непременно прислать ей записи своих сочинений. Оба были совершенно неизвестны среди ведущих специалистов в области гриппа, но при этом занимались захватывающими дух проектами. Оба высоко ценили книгу Альфреда Кросби, признавая, что именно описанные им ужасы пандемии 1918 года вдохновили их начать свою работу
вчера в 12:29
Пять долгих дней Кирсти только и делала, что говорила, говорила и говорила с прессой о своих надеждах, тревогах и фобиях, стоя рядом с кладбищем. Кирсти Данкен меняла, приходя на погост, миниюбки, леггинсы с латексом, сексуальные замшевые наряды и туфли на высоких “шпильках”. Кирсти Данкен возлагала венки и устраивала минуты молчания. “Что у нас на очереди? – острили телеоператоры. – Кирсти Данкен, несущая факел с олимпийским огнем?”»
Но как ни склонна она была позлословить, Эстер Оксфорд признавала: «И все же Кирсти вызывает у меня симпатию». От Данкен исходили неподдельные эмоции, даже когда ей приходилось иметь дело с учеными, которые всегда старались оставаться бесстрастными и объективными. Уже скоро в блокноте Эстер появилась запись: «Она совершенно околдовала меня».
вчера в 13:03
Все вирусологи его поколения знали о гриппе 1918 года. «В конце концов, это была самая крупная из всех когдалибо случившихся эпидемий инфекционных заболеваний, значительно превосходившая по силе даже знаменитую «Черную смерть». По его оценке, число жертв по всему миру составило сто миллионов человек, это значительно выше общепринятого мнения, что грипп унес тогда от 20 до 40 миллионов жизней. Но, как отмечает Оксфорд, в одной только Индии погибли 20 миллионов человек, а потому официальная оценка никак не может быть верна. И при столь грандиозном количестве жертв пандемия гриппа естественным образом затронула жизни самых обыкновенных людей, к чьим голосам в мире редко прислушиваются
вчера в 14:00
Заболевание проходило в отчетах не как грипп, а как катар, но его симптомы пугающе напоминали признаки гриппа 1918 года. У жертв развивался цианоз – их уши и губы синели от недостатка кислорода, – и многие из них скончались. Оксфорд напоминает, что при поступлении пациентов с инфлюэнцей в 1918 году доктора и медсестры быстро научились предсказывать, кто из них не выживет, как раз по степени развития цианоза.
Одна из наиболее примечательных статей была опубликована «Британским медицинским журналом» 14 июля 1917 года. Она называлась «Гнойный бронхит» и сопровождалась подзаголовком: «Описание случаев заболевания британских военных в лагере во Франции». Группа авторов, которые были армейскими врачами, сообщала о болезни, «представляющей интерес с клинической и патологической точек зрения».
Заболевание впервые проявило себя в их лагере в декабре 1916 года, а через месяц превратилось в «небольшую эпидемию», писали они. Симптомы оказались до боли знакомы
Книгу прочитали 1
Nemrosim

Топ