Добавляйте интересные книги в свою библиотеку PocketBook.
книга Повседневная логика счастья
3

Повседневная логика счастья

  • Сейчас читают 0
  • Отложили 30
  • Прочитали 6
  • Не дочитали 0
Эй Джей Фикри – угрюмый владелец единственного книжного магазина на острове Элис. Его жена умерла, бизнес переживает не лучшие времена, а в довершение всего бесследно исчезает раритетное издание Эдгара По, которое должно было обеспечить Фикри безбедную старость. Медленно, но...Ещё
Эй Джей Фикри – угрюмый владелец единственного книжного магазина на острове Элис. Его жена умерла, бизнес переживает не лучшие времена, а в довершение всего бесследно исчезает раритетное издание Эдгара По, которое должно было обеспечить Фикри безбедную старость. Медленно, но верно он отгораживается от людей, которым небезразличен, все больше замыкаясь в себе. И даже книги больше не приносят ему удовольствия – они, как и остальной мир, меняются слишком быстро. Но однажды вечером кто-то оставляет в книжном магазине маленькую девочку. И жизнь Эй Джея Фикри меняется бесповоротно. Судьба дарит ему второй шанс научиться любить и быть счастливым. «Повседневная логика счастья» была переведена более чем на 30 языков. Эта маленькая книга с большим сердцем полюбилась читателям по всему миру – от Америки до Китая.
  • 2017 г.
  • 9785001310457

Материалы

Отзывы

Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Красильников Игорь Красильников Игорь

13 января 2019 г.

Для себя я отношу эту книгу к серии "эмоциональных камертонов" - она очень естественна и...Ещё
Для себя я отношу эту книгу к серии "эмоциональных камертонов" - она очень естественна и позитивна. Просто удивительно, как используя ингридиенты драмы (5 смертей, кража, ребёнок подкидыш, автокатастрофы и смертельная болезнь и все это чуть более чем на 300 страниц) у автора вышла жизне- утверждающая и достаточно лёгкая и светлая книга.
Может секрет в том, что в ней нет плохих людей? А быть может в том, что одним из полноправных персонажей является Книжный магазин...и жизнь продолжается, течёт и меняется.
ReadRate ReadRate

5 ноября 2017 г.

«Повседневная логика счастья» Габриэль Зевин: книга, вдохновлённая книгами
Роман американской...Ещё
«Повседневная логика счастья» Габриэль Зевин: книга, вдохновлённая книгами
Роман американской сценаристки и писательницы Габриэль Зевин оставляет надежду на лучшее, хотя и не приукрашивает правды жизни.
Какой любитель книг не мечтал быть владельцем книжного магазина? Как это было бы, можно вообразить в процессе чтения «Повседневной логики счастья».

Роман начинается как типичная love story – с конфликта умной и ироничной героини с угрюмым, но перспективным в матримониальном плане героем. Читатель подумает, что весь дальнейший сюжет предсказуем, но книгу не закроет, поскольку манера письма сразу же подкупает тонким юмором и литературными реминисценциями. А через десяток страниц станет ясно, что путь, по которому движется сюжет, вовсе не типичная слезливая история о влюблённых молодых людях и обстоятельствах непреодолимой силы, а социальная драмеди с множеством действительно неожиданных поворотов.

Потому планируемое лёгкое чтение не состоится. И в этом есть смысл, ведь вся книга про то, как бесполезно в нашем беспокойном мире что-либо планировать и давать себе зароки. Вселенная точно знает, что для нас лучше. Главный герой романа – торговец книгами Эй Джей Фикри тоже планировал свою жизнь и даже свою смерть. Но вопреки этим планам ему придётся действовать не по собственному сценарию. Даже крушение самых светлых надежд, с виду кажущееся катастрофой, ещё не конец. Абсолютная убеждённость автора в этой мысли – главная ценность «Повседневной логики счастья».

А ещё одна ценность – в читательской солидарности. Именно это ощущение приходит в процессе. Будто в разговоре с симпатичным человеком обнаруживаешь, что вы всю жизнь читали и любили одни и те же книги. И можно не объяснять происхождение цитат и не оправдывать свои читательские вкусы – собеседник понимает тебя, собеседник и сам такой, как ты, он вырос с теми же любимыми героями и говорит их репликами.

Переводчики довольно удачно подобрали русскоязычное название (в оригинале книга называется The Storied Life of A.J. Fikry). Эта история действительно о повседневном, о том, что ждёт каждого в течение жизни, – о потерях, разочарованиях, коротких периодах счастья, любви – счастливой и несчастной, и снова о потерях. Но при таком большом риске скатиться в приторность и сентиментальность автор остаётся совершенно далёк от пафоса и наделяет героев трезвой самоиронией – главной чертой, из-за которой мы поддаёмся их обаянию с первых страниц. Кстати, опыт написания сценариев Габриэль Зевин сделал возможным удивительные диалоги персонажей «Повседневной логики счастья». Их хочется запоминать и использовать в реальных беседах, пересказывать как удачные шутки и цитировать к месту и не к месту.

Для тех, кто не удовлетворился описанными выше достоинствами, есть дополнительный бонус. Каждая глава книги завершается коротенькой запиской главного героя, в которой он рекомендует какие-нибудь рассказ или повесть. Причём даже совет почитать классику в исполнении мистера Фикри выглядит так, что хочется немедленно взять и посмотреть на давно известное произведение с новой стороны. Словом, самый скептически настроенный любитель книг после этого романа пополнит свой читательский список десятком произведений, которые немедленно хочется вспомнить или открыть впервые.

Цитата:

Я терпеть не могу постмодернизм, постапокалиптические ужастики, повествование от лица покойника и магический реализм. На меня не производят впечатления всякие дизайнерские трюки наподобие игры шрифтами или никому не нужных картинок. Я считаю безвкусицей художественную литературу о холокосте и других мировых трагедиях — эту тему должна освещать только документалистика. Я на дух не выношу жанровую мешанину: всякие там интеллектуальные детективы или интеллектуальное фэнтези. Я не люблю детские книги, особенно про сирот, и предпочитаю не засорять свои полки подростковым чтивом. Я не признаю книг толще чем на четыреста страниц и тоньше чем на сто пятьдесят.
ReadRate ReadRate

12 июля 2017 г.

История Эй Джея Фикри, добровольного затворника, замкнутого чудака, владельца единственного...Ещё
История Эй Джея Фикри, добровольного затворника, замкнутого чудака, владельца единственного книжного магазина на забытом богом острове Эллис – лучшая книжная терапия этого лета. Незаметно для вас роман «Повседневная логика счастья» окутает заботой, укажет на то, что в мире по-прежнему тьма-тьмущая настоящих людей с большим сердцем, что отчаиваться не надо, а счастье если не в руках, то уж точно за углом. Всё у Фикри начиналось плохо: умерла жена, продажи магазина упали, да ещё и раритетное издание «Тамерлана» Эдгара По кто-то украл. А ведь он хотел продать эту книгу и обеспечить себе тонну книг, еды и по бутылочке красного вина на ужин. Больше книжному червю-одиночке и не требуется. Всё меняется, когда Фикри однажды обнаруживает, что магазин открыт, а внутри… маленькая девочка. Роман о дружбе, любви и большом сердце, тепла которого хватит и на нас с вами.

Цитаты

Чтобы добавить цитату, вы должны .
Анонимный пользователь Анонимный пользователь

13 января 2019 г.

Если бы у каждой книги был свой ресторан, в какой бы вы пошли? — спросил Эй Джей.

Анонимный пользователь Анонимный пользователь

13 января 2019 г.

Люди скучно врут о политике, вере в Бога и любви. На самом деле, чтобы узнать о человеке все, достаточно его спросить: «Какая у тебя любимая книга?»

Анонимный пользователь Анонимный пользователь

13 января 2019 г.

живые дети отличаются от книг большей подвижностью и меньшей правильностью геометрической формы.

Анастасия Ханина Анастасия Ханина

12 июля 2017 г.

Когда нет своих слов, мы говорим чужими.
Мы читаем, чтобы видеть, что мы не одиноки. Мы читаем, потому что одиноки.Мы читаем, и мы не одиноки. Мы не одиноки.
В этих книгах моя жизнь, силился сказать он.
Прочти их, и будешь знать, что у меня на сердце.
Нельзя сказать, что мы романы.

Анастасия Ханина Анастасия Ханина

12 июля 2017 г.

Человек не может сам себе быть островом. По крайней мере, человеку очень трудно быть островом.