В России могут запретить номинировать одну и ту же книгу на разные литературные премии

В России могут запретить номинировать одну и ту же книгу на разные литературные премии

Прошлогодний успех романа «Зулейха открывает глаза» может оказаться последним примером, когда члены жюри разных премий совпали во мнениях.
26 сентября 2016 г.
В России могут запретить номинировать одну и ту же книгу на разные литературные премии
Прошлогодний успех романа «Зулейха открывает глаза» может оказаться последним примером, когда члены жюри разных премий совпали во мнениях.
26 сентября 2016 г.

Созданное в начале этого года Общество русской словесности при Патриархе хочет добиться законодательного запрета номинировать одни и те же книги на разные премии. Имеют ли смысл ограничения и как к этому относится книжное сообщество, выяснял ReadRate.

О возможном запрете на объявлении короткого списка премии «Ясная Поляна» сообщил член жюри Валентин Курбатов, новость подтвердил участник Общества русской словесности Владимир Толстой. Логика понятна. В прошлом году шорт-листы основных отечественных премий («Большая книга», «Русский Букер», «Ясная Поляна», «НОС») во многом совпали. Объявление списков перестало быть откровением. Роман «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной, попавший в шорт-листы абсолютно всех премий, стал победителем «Большой книги» и «Ясной Поляны». Если предложение Общества станет реальностью, больше такого не повторится. Издателям придётся выбирать, на какой конкурс подавать ту или иную книгу. Хорошо ли это? Руководитель редакции современной отечественной прозы в издательстве «Рипол» Юлия Качалкина назвала искусственные ограничения странными:

«Когда какие-то общества начинают добиваться ограничений культурных институций, это само по себе не очень здорово», – рассказала редактор.

Впрочем, возможный запрет облегчит издательствам работу с авторами. Редакторам будет проще объяснить писателям, почему их книги не выдвигают на несколько премий сразу.

«А тут я смогу сослаться на новый регламент и имею шанс не впасть в немилость. Мы и сами, планируя премиальный год, стараемся не дублировать выдвижения, поскольку сейчас не столько важно засветиться в премии, но получить её. И планировать приходится максимально точно – тратить номинации только на пиар больше нельзя, розница больше на это не реагирует положительно, в книжных магазинах не делают выкладок с длинными списками премий», – отметила Качалкина.

Как относятся к ограничениям дирекции премий? В «Ясной Поляне», членами жюри которой являются Курбатов и Толстой, активно поддерживают. В коротком списке этого года они по максимуму постарались не совпасть с решением жюри «Большой книги». Исключение сделали для романа «Зимняя дорога» Леонида Юзефовича. Генеральный директор национальной премии «Большая книга» Георгий Урушадзе отреагировал на инициативу Общества нейтрально:

«Моё личное мнение – разные премии могут устанавливать любые ограничения, не противоречащие закону. "Большая книга" – премия открытая, принимающая любые художественные и документальные прозаические произведения вне зависимости от регалий их авторов», – рассказал Урушадзе.

Представители других издательств от официальных комментариев отказались, хотя в личных беседах подчёркивали странность искусственных ограничений, накладываемых государством (во главе Общества русской словесности по личной просьбе президента стоит патриарх Кирилл) на книжный процесс. Очень многие заканчивали разговор фразой «поживём – увидим». В конце концов, пока инициатива остаётся инициативой, не подкреплённой реальными действиями.

Фотография: www.newyorker.com
Комментарии ( 0 )
Пока нет комментариев.
Вы можете начать обсуждение
Топ