«Закон о детях» Иэна Макьюэна: роман – сомнение в самых святых вещах

«Закон о детях» Иэна Макьюэна: роман – сомнение в самых святых вещах

Макьюэн в новом романе сталкивает медицину с религией. Рецензия ReadRate.
7 июня 2016 г.
«Закон о детях» Иэна Макьюэна: роман – сомнение в самых святых вещах
Макьюэн в новом романе сталкивает медицину с религией. Рецензия ReadRate.
7 июня 2016 г.

Макьюэн выиграл суд с бывшей женой за право единоличной опеки над сыновьями, узнал о существовании родного старшего брата в возрасте за пятьдесят и стал одним из самых популярных писателей современности. Его новый роман несовершенен, но он – откровение.

Иэн Макьюэн настолько захваленный критикой и читателями писатель, что, кажется, его новая книга «Закон о детях» неизбежно будет встречена рукоплесканиями. Но, пожалуй, это первый раз, когда похвалы прозвучат сдержанно. «Закон о детях» – скорее набросок к «настоящему макьюэновскому тексту», чем полновесный роман. Создается даже ощущение, что автора поджимали сроки и, подгоняемый литературным агентом, он отдал в печать черновик.

Разберёмся подробнее: в центре внимания – 59-летняя судья Высокого суда Великобритании Фиона Мей, специализирующаяся на семейных делах. Разводы, делёж имущества, тяжбы из-за детей, корысть под маской благих целей – «вот это всё», как пишут сегодня в Интернете, её рабочие будни. Ей решать, разделять ли сиамских близнецов. Операция сразу лишит жизни одного из них, но если её не сделать, вскоре смерть ждёт обоих. Судье придётся вникнуть в проблемы ортодоксальной еврейской семьи. Дела на рассмотрении как на подбор чудовищные, но Фиона справляется. Она из тех подчёркнуто рациональных, логичных людей, которые успешно противостоят хаотичности и таинственности мира. Она верит в правила, точность и разумность закона. Но как это часто бывает в романах Макьюэна, мы застаём героиню в момент кризиса, когда всё, во что она верит, будет подвергнуто сомнению и переоценке. Фиона почти расклеится в следующем деле – о подростке Адаме, нуждающемся в переливании крови и отказавшемся от этой манипуляции. Его родители – убеждённые свидетели Иеговы (и он сам, но ему, семнадцатилетнему, не дают права голоса). Свидетелям Иеговы по религиозным правилам запрещено переливать кровь и её продукты. Фиона решает повидаться с мальчиком, чтобы решить: может ли она вынести решение, благодаря которому манипуляцию проведут против его желания. Закон о детях, который дает государству право решать вопросы жизни и смерти без согласия родителей, был принят в Великобритании в 1989 году, и с тех пор Макьюэн — его главный защитник. Участие Фионы в жизни Адама станет судьбоносным не только для него, но и для судьи: её мнение о себе изменится навсегда.

По закону литературы и беды, предпочитающей компанию, брак Фионы, казавшийся ей таким же основательным и незыблемым, как и Высокий суд, в котором она служит, зашатался. Муж Фионы решительно заявляет, что желает «сходить налево», совершить, так сказать, финальный забег перед грядущей старостью и смертью. Теперь предстоит ответить на тяжёлые вопросы, которые откладывались много лет: как мы до этого дошли, что делать, виновата ли она в отсутствии у них с мужем детей, как жить дальше? Семейная сюжетная линия выписана непривычно для Макьюэна схематично и неправдоподобно, что и даёт повод называть «Закон о детях» эскизом, или черновиком, настоящего романа. Автор пытается спасти ситуацию, стилистически копируя сдержанность и при этом обнажённость судебных постановлений. Подражание документу, лаконичность и простота в данном случае, однако, не добавляют реалистичности описанию отношений мужчины и женщины.

Зато вторая половина романа, посвящённая развитию отношений Фионы и Адама, полна саспенса и вопросов, над которыми хочется поразмышлять. Это роман – сомнение в самых фундаментальных вещах: в святости брака, в праве человека на жизнь и смерть, в том, могут ли заблуждаться взрослые люди, в грехе двухсекундного поцелуя.

«Закон о детях» очень даже стоит читать. Отдать своё время этому тексту необходимо не за «былые заслуги» писателя (премия Сомерсета Моэма в 1976-м и Букеровская премия в 1998-м), хотя и это стоит внимания. Дело в том, что Макьюэн – один из немногих авторов, кто после широкого признания не остановился и не стал эксплуатировать одну и ту же «свою ноту». Он продолжает развиваться, находя всё новые «свои» ноты и сочетания клавиш. Не зря во многих его книгах музыка – тоже действующее лицо, такое же интересное и смыслоёмкое, как и все другие лица.

Особая магия Макьюэна заключается в том, что при чтении его прозы читатель всегда вместе с героями решает сложнейшую моральную дилемму. В «Законе о детях» придётся особенно трудно – ведь речь идёт о жизни детей. Но окунувшись в эту книгу, смотреть на решение судьи отстранённо уже не удастся. Решение будет общим.

Цитата:

«Невычитанная первая страница, выгнувшись, свисала с её пальцев. Грядёт перемена в её жизни? Зашепчутся в ужасе её учёные друзья за обедом здесь или в Линкольнс-инне, или в Миддл-темпле: она вышвырнула его?" Из чудесной квартиры Грейз-инна, где она будет вековать одна, пока арендная плата или сами годы, набухая, как хмурая Темза в прилив, не вынесут и её оттуда?»

Жанр: интеллектуальный роман

Издательство: ЭКСМО, 2016

Переводчик: Виктор Голышев

Выход оригинала: 2014

 

 

 

 

 

 

книга Закон о детях
[13]

Название нового романа Иэна Макьюэна – прямая отсылка к закону, принятому в Великобритании в 1989 году (The Children Act 1989).

В центре сюжета – судья Фиона Мей, поставленная перед неоднозначным выбором. Мальчику по имени Адам Генри...

Текст:
Фотография: mamachita.ru
Комментарии ( 2 )
2 комментария Чтобы добавить комментарий, вы должны .
Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Наталья Волкова
8 июня 2016 г.

Я прочитала далеко не все книги Макьюэна,но вот именно лаконичность,в некоторой степени сжатость романа "Закон о детях" меня удивило и порадовало. "Это роман – сомнение в самых фундаментальных вещах: в святости брака, в праве человека на жизнь и смерть" (с) - единственное,что меня покоробило. Нет права на смерть.Жизнь дана свыше и есть право грамотно и разумно ей распорядиться.
P.S.Печально,что раскрыли весь сюжет книги.

#
Alyona Semenova
8 июня 2016 г.

Макьюэн тоже считает, судя по роману, что права на смерть у ребенка нет, однако, взрослому отказать в таком праве он не может. Некоторые религии запрещают медицинское вмешательство (или отдельные его виды), отказываясь от лечения их приверженцы с общепринятой точки зрения совершают самоубийство, но никакой суд не имеет права насильно заставить человека лечиться. Это давний и очень болезненный момент столкновения медицины и религии.
P.s. Сюжет раскрыт довольно объемно, согласна. Но ведь основные интриги книги, развязки, заставляющие обдумывать ее вечерами, остались нетронутыми, правда?

#
Топ