История Российского государства. Азиатская европеизация. Царь Пётр Алексеевич

Описание

Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература «вышла из гоголевской шинели», то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты. Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.

Отзывы ( 1 )
1 отзыв Чтобы добавить отзыв, вы должны .
Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
ReadRate
10 января 2018 г.

Пятая книга Бориса Акунина из долгоиграющего проекта «История Российского государства». На этот раз про период, который чрезвычайно волнует самого автора: правление Петра Первого, тридцатилетнее революционное преобразование страны, причём далеко не мирными методами. «Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты. Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить её, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему», – пишет Акунин.

#
Цитаты (2)
2 цитаты Чтобы добавить цитату, вы должны .
16 апреля 2018 г.
Одна из самых неприятных черт петровского мировосприятия — отношение к собственному народу. Про Петра можно сказать, что он был руссофилом, то есть патриотом страны Россия, но при этом отъявленным русофобом. Он говорил: «С другими европейскими нардами можно достигать цели человеколюбивыми способами, а с русскими не так: если б я не употреблял строгости, то бы уже давно не владел русским государством и никогда не сделал бы его таковым, каково оно теперь. Я имею дело не с людьми, а с животными, которых хочу переделать в людей».
23 апреля 2018 г.
Российское население и раньше не испытывало особого уважения к законам, которые всегда вводились не для защиты народа, а для еще худшего угнетения, но по крайней мере прежние законы были немногочисленны и понятны. Теперь же отторжение официального Закона, недоверие к нему, часто непонимание его буквы и смысла становятся константой во взаимоотношениях власти и народа. Вместо того, чтобы укрепить общество некой системой договоренностей и твердо установленных правил, петровское законотворчество сделало ставку на принуждение и страх. Правами в этом государстве обладал только один человек — государь, он же был высшей инстанцией, решавшей, когда, как и в каком объеме применять тот или иной закон.
Книга входит в рейтинг:
Книгу сейчас читают 1
Oleg  Chulanov
Книгу планируют прочесть 2
Misha Zhorzholiani
Анонимный пользователь
Книгу прочитали 1
Daniil Khanin
Тем, кому нравится эта книга, также понравилось

Топ