книга Зависть
3

Зависть

  • Сейчас читают 1
  • Отложили 18
  • Прочитали 8
  • Не дочитали 0
Автор:
В сборник писателя Юрия Олеши вошли его повести "Зависть", "Три толстяка", рассказы "Лиомпа", "Легенда", "Цепь" и другие.
  • ФТМ
  • 1927 г.
  • 12+
  • 9785448431623

Материалы

Отзывы

Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Анастасия Ханина

25 июля 2016 г.

Небольшую повесть Юрия Олеши "Зависть" встречала в книжных рекомендациях многих авторитетных...Ещё
Небольшую повесть Юрия Олеши "Зависть" встречала в книжных рекомендациях многих авторитетных людей: Дмитрия Быкова, Евгения Гришковца. Наконец, добралась. Очень, очень тяжелая и очень, очень точная. Зависть как гробовая плита, которая придавливает человека к земле, не дает дышать, жить, думать. На уровне физических ощущений проживаешь с ней, этой глухой паучьей эмоцией, те пару часов, что читаешь. И потом еще долго "отпускает". Очень сильная книга! После неё заинтересовалась творческом Олеши, сейчас читаю рассказы и ищу вменяемую биографию.

Цитаты

Чтобы добавить цитату, вы должны .
Meera Meera

2 августа 2020 г.

В нашей стране дороги славы заграждены шлагбаумами… Одаренный человек либо должен потускнеть, либо решиться на то, чтобы с большим скандалом поднять шлагбаум.

Elizaveta Stolkovskaya Elizaveta Stolkovskaya

17 марта 2018 г.

В нашей стране дороги славы заграждены шлагбаумами… Одаренный человек либо должен потускнеть, либо решиться на то, чтобы с большим скандалом поднять шлагбаум.

Татьян Татьян

4 мая 2014 г.

Наблюдайте, мой друг, наблюдайте… Вот пуговицы, обручи, вот лоскут бинта, вот вавилонские башенки окаменелых человеческих испражнений… Словом, друг мой, – обычный рельеф пустыря…

Татьян Татьян

2 мая 2014 г.

вдова Прокопович:

Ей лет сорок пять, а во дворе ее называют "Анечка".
Она варит обеды для артели парикмахеров. Кухню она устроила в коридоре. В темной впадине – плита. Она кормит кошек. Тихие худые кошки взлетают за ее руками гальваническими движениями. Она расшвыривает им какие-то потроха. Пол поэтому украшен как бы перламутровыми плевками. Однажды я поскользнулся, наступив на чье-то сердце – маленькое и туго оформленное как каштан. Она ходит опутанная кошками и жилами животных. В ее руке сверкает нож. Она раздирает кишки локтями, как принцесса паутину.