Лучшие антиутопии №2
Лучшие антиутопии №1

Рейтинги

Лучшие антиутопии

21 декабря 2022 г.

Чтo, если создадут цифровое посмертие? Что, если к власти придут ярые сторонники ЗОЖ? Что, если целая страна странным образом будет отрезана от всего мира? С этого «Что, если?..» наверняка начинали работу все авторы книг, которые вошли в свежайший топ антиутопий редакции ReadRate. 

У жанра антиутопия широкая география. Свои варианты развития собственной страны или всего мира предлагают писатели из разных уголков нашей планеты. Так, Оса Эриксдоттер, живущая во вполне благополучной Швеции, написала «Бойню» – антиутопию на грани триллера. В ней в погоне за оздоровлением нации разворачивается настоящий геноцид людей с лишним весом. На родине японки Ёко Огавы важны традиции и преемственность поколений. Тем интереснее наблюдать, как общество в её романе «Полиция памяти» постепенно утрачивает воспоминания обо всём, существующем на свете. Это происходит под...Больше

Чтo, если создадут цифровое посмертие? Что, если к власти придут ярые сторонники ЗОЖ? Что, если целая страна странным образом будет отрезана от всего мира? С этого «Что, если?..» наверняка начинали работу все авторы книг, которые вошли в свежайший топ антиутопий редакции ReadRate. 

У жанра антиутопия широкая география. Свои варианты развития собственной страны или всего мира предлагают писатели из разных уголков нашей планеты. Так, Оса Эриксдоттер, живущая во вполне благополучной Швеции, написала «Бойню» – антиутопию на грани триллера. В ней в погоне за оздоровлением нации разворачивается настоящий геноцид людей с лишним весом. На родине японки Ёко Огавы важны традиции и преемственность поколений. Тем интереснее наблюдать, как общество в её романе «Полиция памяти» постепенно утрачивает воспоминания обо всём, существующем на свете. Это происходит под чутким присмотром Тайной полиции. Французский писатель Элоа Одуэн-Рузо рисует в «Подставь крыло ветру» мир после глобальной пандемии, где корнем беды признали птиц. Вскоре появилась ежегодная традиция – в Париже устраивается показательная смертоносная гонка за уткой. В ней можно вырвать победу любыми средствами.

Лучшие книги-антиутопии возводят в абсолют самые страшные пороки человечества, вытаскивают на поверхность его самые глубинные страхи и желания. Однако под пристальным вниманием авторов оказывается не только всё общество. Их интересуют отдельно взятые люди, чьи жизни протекают в антиутопическом мире. Так, Вера Богданова в своей книге «Павел Чжан и прочие речные твари» делает главным героем парня-полукровку, чья жизнь искалечена безотцовщиной. Неменьшую роль в его судьбе сыграло само устройство государственной машины, к которой ему пришлось приспосабливаться.

Итак, представляем лучшие антиутопии, опубликованные на русском за последние три года:

  • «Полиция памяти», Ёко Огава
  • «Смерти.net», Татьяна Замировская 
  • «Я всегда остаюсь собой», Йоав Блум
  • «Павел Чжан и прочие речные твари», Вера Богданова
  • «Саша, привет!», Дмитрий Данилов 
  • «Остров», Сигридур Хагалин Бьёрнсдоттир
  • «Особое мясо», Агустина Бастеррика 
  • «Подставь крыло ветру», Элоа Одуэн-Рузо 
  • «Бойня», Оса Эриксдоттер
  • «Сила», Наоми Алдерман
  • «Мужчина апреля», Юлия Яковлева
  • «Год благодати», Ким Лиггетт
Вам также может быть интересен материал про лучшие антиутопии всех времён – от «1984» до «Метро 2033».

1

книга Полиция памяти Чистка памяти
2

Полиция памяти

2
  • 0
  • 8
  • 2
  • 0
  • 0
  • 0
На одном безымянном острове начинают пропадать вещи. А точнее, они исчезают из памяти людей. Так пропадают птицы – люди спокойно отпускают своих питомцев и выбрасывают все книги, связанные с ними, при этом птицы продолжают летать по небу. Губная гармошка, фотографии, книги… Все безропотно отпускают свои воспоминания, но есть те, кто продолжают помнить всё, что исчезло. Тут-то и появляется Тайная полиция, чья главная задача – обеспечивать полное и необратимое забвение.

2

книга Смерти.net Смерти – да?
1

Смерти.net

1
  • 0
  • 10
  • 1
  • 0
  • 1
  • 13
В романе Замировской, как и Огавы, поднимается тема памяти, но рассматривается она с совершенно иного ракурса. Люди изобретут цифровое посмертие: все умершие подгружают свою последнюю сохранённую копию в облако. Там они продолжают существовать, общаться с другими копиями и с живыми друзьями и родственниками. Чем не долгожданная победа жизни над смертью? Но станет ли мир из-за этого более счастливым? Эта связь с почившими близкими – баг или фича мироздания? Интернет для мёртвых становится цифровой клеткой для миллионов мертвецов и обузой для живых. И выход есть только один…

3

книга Я всегда остаюсь собой Путаница с телами
0

Я всегда остаюсь собой

0
  • 0
  • 5
  • 1
  • 0
  • 0
  • 0
Революционное изобретение изменило мир навсегда. Никто больше не привязан к собственному телу и может менять его, когда ему это необходимо. Дан Арбель – единственный человек, неспособный меняться телами. У него на глазах от пули снайпера погибает женщина. И это явно не случайность. Умирая, раненая успевает сказать Дану, что она – его возлюбленная из юности, застрявшая в чужом теле. Теперь у героя четыре миссии: выяснить, кем была убитая, спасти собственную жизнь, поймать убийцу и раскрыть тайну своей неспособности поменять телесную оболочку.

4

книга Павел Чжан и прочие речные твари Чипизацию всем
1

Павел Чжан и прочие речные твари

1
  • 0
  • 8
  • 1
  • 0
  • 1
  • 0
Талантливый программист Павел Чжан работает в крупной китайской компании в Москве. Бывший детдомовец, он упорно идёт к цели: перебраться из стремительно колонизирующейся России в метрополию, Китай, и не испытывает угрызений совести, даже когда узнаёт, что его новый проект лежит в основе будущей государственной чипизации людей. Но однажды во время волонтёрской поездки в детдом Чжан встречает человека, который много лет назад сломал ему жизнь – и избежал наказания. Воспоминания пробуждают в Павле тьму, которой он и сам боится…

5

книга Саша, привет! Последняя прогулка
3

Саша, привет!

3
  • 0
  • 3
  • 4
  • 0
  • 1
  • 0
«Саша, привет!» – новая вариация «Приглашения на казнь» в самой что ни на есть антиутопической и актуальной упаковке. Главный герой романа совершил преступление, которое по нормам нашей реальности – пустяк, а в его – билет на смертную казнь. Тюрьма – вполне уютное место, где можно продолжать жить практически по-прежнему. Но есть одно большое «но». Каждый день приговорённые к смерти должны пройти по коридору с белоснежным автоматом, направленным прямо в спину. Какая прогулка станет последней – всегда сюрприз.

6

книга Остров Полная изоляция
1

Остров

1
  • 5
  • 14
  • 1
  • 0
  • 0
  • 1
Отрезанная от внешнего мира Исландия постепенно оказывается в ежовых рукавицах государственного, социального, психологического насилия и разобщения. Любому притеснению всегда находится оправдание, и в самые ответственные моменты исландцы с ним соглашаются. И если сначала, после необъяснимого исчезновения всего окружающего мира, все взывали: «Мы здесь! Мы живы! Услышьте нас!», то теперь это кричит лишь маленькая горстка не лишившихся совести жителей острова.

7

книга Особое мясо Съесть или быть съеденным
2

Особое мясо

2
  • 3
  • 4
  • 2
  • 0
  • 0
  • 0
Для успешной антиутопии про пандемию необязательно, чтобы смертельный вирус выкашивал добрую половину человечества. В «Особом мясе» людей пруд пруди. Другой вопрос, что многих ждёт не самая завидная участь. Человечество вынуждено отказаться от употребления мяса любого животного. Угроза массового голода приводит правительства ряда стран к радикальному решению: легализовать разведение, размножение, убой и переработку людей. В общем, не советуем открывать роман Бастеррики на полный желудок. Автор не скупится на весьма неаппетитные детали в повествовании.

8

книга Подставь крыло ветру Беги, утка, беги
0

Подставь крыло ветру

0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
  • 0
После страшной пандемии разведение домашних птиц запрещено. Только раз в год из окна известного парижского ресторана традиционно выпускают жертвенную утку. Счастливчик, сумевший поймать её, сможет разделить торжественную трапезу с самим президентом республики. Ставки сделаны, охота началась. Но в этом году всё пойдёт по иному сценарию. Птица намерена избежать расправы, и у неё даже появятся ангелы-хранители в лице маргиналов – поклонников поэзии Артюра Рембо и Гийома Аполлинера.

9

книга Бойня Одержимость ЗОЖ
3

Бойня

3
  • 1
  • 6
  • 6
  • 0
  • 0
  • 1
Швеция, одна из самых благополучных стран мира, основательно взялась за здоровье своей нации. Партия Здоровья обещает: победа над эпидемией ожирения не за горами. Выпечка, мясо, сладости и другие вредные продукты отныне вне закона. Церкви постепенно превращаются в фитнес-залы, фермы закрываются, реклама кричит про всевозможные способы сбросить вес. Всё это ради блага шведов – жизненно необходимо соответствовать стандартам здорового человека. Может, поэтому, когда постепенно начинают исчезать толстяки, до них мало кому есть дело...

10

книга Сила Женщины у руля
3

Сила

3
  • 3
  • 9
  • 4
  • 0
  • 2
  • 0
В дистопии Наоми Алдерман женщины внезапно обретают разрушительную силу, и мир моментально меняется. Одно только осознание того, что ты сильнее всех мужчин, сидящих в комнате, и можешь убить их, если захочешь, абсолютно меняет женское сознание. По всему миру вспыхивают революции, угнетённые с наслаждением мстят угнетателям. К чему всё это приведёт и какова реальная цена силы и власти?

Комментарии

Чтобы добавить комментарий, вы должны .