Описание

"Приглашение на казнь" (1934, опубл. 1935-1936) - седьмой русский роман Владимира Набокова, одна из вершин "сирийского" периода творчества писателя. В неназванной вымышленной стране молодой человек по имени Цинциннат Ц. ожидает казни, будучи заточен в крепость и приговорен к смерти за свою нарушающую общественный покой непрозрачность или, как говорится в заключении суда, "гносеологическую гнусность". Навещаемый "убогими призраками" охранников и родственников, Цинциннат все более отчетливо ощущает вымороченную театральность и гротескную абсурдность окружающего мира, в котором директор тюрьмы может обернуться надзирателем, а палач притворяется узником и демонстрирует цирковые трюки. В момент казни, однако, бутафорский мир стремительно распадается, и герой направляется в сторону "существ, подобных ему", - в высшую, истинную реальность. Роман, который автор впоследствии назвал своей "единственной поэмой в прозе", поднимает важнейшие для миропонимания Набокова темы потусторонности,...

Отзывы ( 1 )
1 отзыв Чтобы добавить отзыв, вы должны .
Раз в месяц дарим подарки самому активному читателю.
Оставляйте больше отзывов, и мы наградим вас!
Евгения Хохлова
4 февраля 2015 г.

Очень необычная книга. Отношение к ней менялось, чем ближе был финал. Если бы я писала свой комментарий в начале чтения, то посоветовала бы не читать ее. А сейчас советую)

#
Цитаты (4)
4 цитаты Чтобы добавить цитату, вы должны .
5 мая 2014 г.
существует ли в мнимой природе мнимых вещей, из которых сбит этот мнимый мир, хоть одна такая вещь, которая могла бы служить ручательством, что вы обещание свое выполните?
27 сентября 2015 г.
Когда-то в детстве, на далекой школьной поездке, отбившись от прочих, — а может быть, мне это приснилось, — я попал знойным полднем в сонный городок, до того сонный, что, когда человек, дремавший на завалинке под яркой беленой стеной, наконец встал, чтобы проводить меня до околицы, его синяя тень на стене не сразу за ним последовала… о, знаю, знаю, что тут с моей стороны был недосмотр, ошибка, что вовсе тень не замешкалась, а просто, скажем, зацепилась за шероховатость стены… — но вот, что я хочу выразить: между его движением и движением отставшей тени, — эта секунда, эта синкопа, — вот редкий сорт времени, в котором живу, — пауза, перебой, — когда сердце, как пух…
Книгу планируют прочесть 55
Саша Автономова
Петр Волков
Паппи-Хосэ Пуэнто
Ольга Садовенко
Олег Макаров
Настя Латыш
Михаил Алёшин
Маша Смирнова
Мария Рыболова
Мария Бавыкина
Книгу прочитали 42
Ярослав Светлов
Татьяна Трифонова
Татьяна Старiцына
Сергей Гончаров
Поликарп Одинокович
Ольга Закусило
Никита Егоров
Наташа Коваленко
Михаил Денисенко
Ксения Владимирова
Тем, кому нравится эта книга, также понравилось

Топ